Через масонские связи представители зарубежных государств предпринимают попытки повлиять на внутреннюю и внешнюю политику России. Это осуществляется у них довольно успешно, так как в масонские ложи входят известные русские вельможи Татищев П.А., князья Трубецкой Ю.Н., Трубецкой Н.Н., Черкасский А.Л, а также Кутузов, Херасков, Лопухин, Тургенев. Ведется небезуспешная интрига за вовлечение в масонскую ложу наследника русского престола Великого князя Павла Петровича.
   Эта интрига открывается, в ходе расследования выясняется причастность масонов и к другим неблаговидным делам, направленным против России. В результате масонские ложи запрещаются вплоть до воцарения Александра I. Хотя и в царствование этого императора «поведение» масонов в отношении России нисколько не меняется, оно носит отчетливо антирусский характер и ориентируется на разрушение государственного строя и православия. В масонских ложах зреет вооруженный заговор против царя. В результате, в 1822 году существование тайных организаций запрещается законом.
   Однако за время царствования Александра I масонские ложи успели дать ядовитые плоды в виде декабристского движения, леворадикальный путч которых надолго остановил развитие реформ в России. Руководители декабристского восстания и многие декабристы были масонами — братья Муравьевы-Апостолы, С.П. Трубецкой, А.Н. Муравьев, С.Г. Волконский, П.И. Пестель.
   Известно существование отдельных российских масонских лож и после запрещения масонства.
   Новый этап российского масонства наступает в конце XIX — начале XX века. «Русские масоны, — писал Г. Аронсон, — как бы светили заемным светом с Запада «. Первые русские масонские ложи в начале XX века организуются масонскими эмиссарами из Франции Сеншолем и Буле.
   Массовую масонскую работу в России осуществляет масон М.М. Ковалевский. В 1905-1906 годах он вместе с французскими эмиссарами создает филиал французских лож «Космос» и «Гора Синай», завербовав туда ряд известных политических деятелей и писателей. Именно тогда уже числятся в масонах один из лидеров кадетов Маклаков В.А., князь Урусов С.Д., дипломат И. Лорис-Меликов, граф Орлов-Давыдов, присяжный поверенный М.С. Маргулиес, писатели А.М. Амфитеатров и Вас. Ив. Немирович-Данченко.
   Вскоре Ковалевскому поручается открыть две ложи в Москве и одну в Петербурге. К 1908 году в России было образовано не менее 18 масонских лож, кроме Москвы и Петербурга, в Нижнем Новгороде, Харькове, Киеве, Варшаве, Иркутске и других городах. Ложи утверждались Великим Востоком Франции.[20]
   С самого начала моделируется зависимый характер русских лож от Запада. Оттуда идут инструкции и поучения, как действовать в тех или иных условиях, какую политику поддерживать, а какую торпедировать.
   Масонские ложи складываются как тайный политический центр собирания антирусских сил. Они объединяют вокруг себя представителей правящих слоев и образованного общества, лишенных национального сознания, ненавидевших историческую Россию и мечтающих о её крушении. Многие масоны ненавидели само слово «Россия», отрицая за ней, как за государственной единицей, право на целостное существование. По политической принадлежности масоны преимущественно принадлежали к так называемым либералам — от левых октябристов до правых социалистов.
   В 1909 году масон В.П. Обнинский признавался: «Почти столетие мирно спавшее в гробу русское масонство показалось воскресшим к новой жизни. Оставив там, в гробу этом, внешние доказательства, в виде орудий ритуала и мистических книг, оно выступило в эмансипированном виде политической организации, под девизом которой — „свобода, равенство, братство“ — могли соединяться чуть ли не все политические группы и партии, соединиться для того, чтобы свергнуть существующий строй. Масонские ложи становятся координирующим центром антирусского революционного движения. Недаром известный русский анархист Кропоткин считал, что „русскому революционному движению хорошо и полезно быть связанным с масонством“. Впрочем, так считали не только анархисты. С масонским движением сотрудничают эсеры, меньшевики и даже большевики в лице Скворцова-Степанова, Середы, Луначарского, Петровского и др.
   В письме к Вольскому известная социалистка, член масонской ложи Е.Д. Кускова писала:

 
   «Самый трудный вопрос о масонстве — наше молчание было абсолютным… Скажу Вам кратко:

   1. Началось после гибели революции 1905г.

   Цель масонства — политическая, работать в подполье на освобождение России (правильнее было бы сказать — на её развал. — О.П.).

   4. Почему выбрана была такая? Чтобы захватить высшие и даже придворные круги… Князьев и графьев было много. Вели они себя изумительно: на Конгрессах некоторых из них я видела. Были и военные — высокого ранга…

   Движение это было огромно. Везде были «свои люди». Такие общества, как Вольно-Экономическое, Техническое, были захвачены целиком. В земствах то же самое.

   …До сих пор тайна огромна. К февральской революции ложами была покрыта вся Россия…»[21]


 
   Действительно, к началу 1917 года масонские ложи были практически во всех крупных городах России. Кроме уже перечисленных выше — в Риге, Самаре, Екатеринбурге, Саратове, Кутаиси, Тифлисе, Одессе, Минске, Витебске, Вильно.
   Но главное было не в географическом охвате, а в проникновении представителей масонства во все жизненно важные государственные, политические и общественные центры страны. Произошел процесс, который масоны называли «обволакивание власти людьми, сочувствующими масонству».
   Масонами были Великие князья Николай Михайлович и Александр Михайлович, постоянно сотрудничали с масонами Великие князья Николай Николаевич и Дмитрий Павлович. Масоном был генерал Мосолов, начальник канцелярии министра царского двора.

 

 
   Среди царских министров и их заместителей было по крайней мере восемь членов масонских лож — Поливанов (военный министр), Наумов (министр земледелия), Кутлер и Барк (министерство финансов), Джунковский и Урусов (министерство внутренних дел), Федоров (министерство торговли и промышленности).
   В Государственном совете сидели масоны Гучков, Ковалевский, Меллер-Закомельский, Гурко и Поливанов.
   Измена проникла и в военное ведомство, главой которого был уже дважды упомянутый нами масон Поливанов. В масонских ложах числились начальник генштаба России Алексеев, представители высшего Генералитета — генералы Рузский, Гурко, Крымов, Кузьмин-Караваев, Теплов, адмирал Вердеревский, и офицерства — Самарин, Головин, Полковников, Маниковский.
   Членами масонских лож были многие царские дипломаты — Гулькевич, фон Мекк (Швеция), Стахович (Испания), Поклевский-Козелл (Румыния), Лорис-Меликов (Швеция, Норвегия), Кудашев (Китай), Щербацкий (Латинская Америка), Забелло (Италия), Иславин (Черногория).
   Во главе городской администрации Москвы почти бессменно стояли масоны — городские головы Гучков Н.И. (брат Гучкова А.И.), Астров, Челноков.
   Масонство проникло и в предпринимательскую среду в лице Рябушинского и Коновалова.
   Мы уже не говорим о том, что под контролем масонских лож находилась большая часть средств массовой информации и издательств (в частности, газеты «Россия», «Утро России», «Биржевые ведомости», «Русские ведомости», «Голос Москвы»).
   Как же строилась работа масонских организаций?
   Прежде всего, она велась в строгой тайне. Нижестоящие в масонской иерархии не знали тайн вышестоящих. Рядовые масоны, выполняя приказания, зачастую не знали, от кого они исходят. Письменного делопроизводства и протоколов заседаний не велось. За нарушение дисциплины члены масонских лож подвергались процедуре радиирования (исключения).
   Ведение масонской интриги разрабатывалось на заседаниях во всех деталях с принятием всех возможных мер предосторожности, чтобы политические силы, среди которых масоны вели свою работу, не догадывались, что являются средством тайной политической манипуляции.
   Прием новых членов осуществлялся очень разборчиво, искали их исключительно в среде себе подобных ненавистников исторической России, лишенных русского национального сознания. Определенному члену ложи поручали собрать все необходимые сведения о кандидате, всесторонне обсуждали их на заседании масонской ложи, и только после подробной проверки кандидатур делалось предложение вступить в некое общество, преследующее «благородные» политические цели. Если кандидат соглашался, то его приглашали на предварительные переговоры, допрашивали по определенной схеме и только после всего этого проводили ритуальную церемонию посвящения в масоны. Новичок клялся соблюдать тайну и подчиняться масонской дисциплине.
   Рассказывает масон, бывший секретарь Верховного Совета масонских лож России А. Я. Гальперн:

 
   «В организационном отношении каждая ложа имела председателя — Венерабля, оратора и двух надзирателей, старшего и младшего, из которых младший исполнял функции секретаря. (..)

   Все заседания открывал Венерабль, который на них и председательствовал. После открытия заседания все усаживались полукругом; Венерабль задавал традиционные вопросы: «закрыта ли дверь?» и др.

   Функции оратора сводились к наблюдению за соблюдением устава; он же и хранил устав, произносил приветственные речи новым членам. (…)

   Все члены ложи платили членские взносы, их принимал Венерабль и передавал секретарю Верховного Совета.

   Конспирация в организации была выдержана последовательно и строго. Члены одной ложи не знали никого из других лож. Масонского знака, по которому масоны в других странах опознают друг друга, в России не существовало. Все сношения ложи с другими ячейками организации происходили через одного председателя ложи Венерабля. Членов ложи, которые раньше состояли в различных революционных организациях, поражала выдержанность и последовательность конспирации. Позднее, когда я был секретарем Верховного Совета и знал по своему положению почти всех членов лож, мне бывало почти смешно видеть, как иногда члены разных лож меня же агитировали в духе последнего решения Верховного Совета, не догадываясь, с кем имеют дело.

   Вновь вступивший в ложу получал при приёме звание ученика. Через некоторое время, обычно через год, его возводили в степень мастера. Право решения вопроса, когда именно следует произвести подобное повышение, принадлежало ложе. Но иногда повышение в степени производили по инициативе Верховного Совета. В этих последних случаях действовали обычно соображениями политического и организационного характера, то есть Верховный Совет считал полезным то или иное лицо, которым он дорожил, продвинуть вперед по лестнице масонской иерархии».


 
   Руководящий орган российского масонства — Верховный Совет — контролировал всю работу масонских лож. Выборы в Верховный Совет были тайными. Имена лиц, вошедших в Верховный Совет, никому не были известны. Инструкции и приказы от Верховного Совета масонским ложам поступали через определенное лицо и только через это же лицо масонские ложи связывались с Верховным Советом.
   Первоначально этот Верховный Совет существовал не как самостоятельная организация, а как совещание представителей русских лож, аффилиированных к Великому Востоку Франции. В 1907 — 1909 годах Верховный Совет русских лож состоял из пяти человек. Председатель — князь С.Д. Урусов, два заместителя Головин (председатель второй Государственной думы) и Маргулиес (тёмная лошадка из адвокатов, кадет). Казначей — граф Орлов-Давыдов. Секретарь — князь Бебутов.
   Позднее (в 1912…1916 гг.), когда Верховный Совет стал формально самостоятельным, его состав увеличился примерно в три раза. Из прежних членов туда входил только Головин. Среди других его членов были: Керенский, Некрасов, Волков, Степанов, Коновалов, Соколов, Колюбакин, Григорович-Барский. Секретарем Совета в 1916 году был Гальперн А.Я.
   Во главе мирового масонства стоял Всемирный Масонский Верховный Совет из «Досточтимых» и «Премудрых» «Венераблей». Представители России в этом Совете не имели права иметь свою делегацию. «Интересы» российских масонов в этом Совете представляла французская делегация. «Будучи частью французской делегации, русские масоны в вопросах выборов в высшую инстанцию, повышений, перемещений и утверждений в высшей степени должны были координировать свои действия с французами, несмотря на то, что русские Досточтимые и Премудрые продолжали себя считать представителями Верховного Совета Народов России».[22]
   Всемирный Масонский Верховный Совет ежегодно собирал Конвент, то есть Генеральную Ассамблею, для выработки общей политики, ревизии действий Верховного Совета, назначения на высокие места новых «Мастеров» и разных церемониальных процедур. «Всемирный Верховный Совет влиял — в разные годы с различной силой — на ход мировой политики…»[23]
   Уже только эта зависимость российского масонства от решений зарубежных органов, чаще всего не отражающих интересов России, делала его изменнической организацией в чистом виде. Масонские международные ассамблеи принимали решения по масонскому уставу, обязательные для исполнения, а русские масоны, среди которых были, как мы видели, министры, дипломаты, военные начальники, члены Государственного совета и Государственной думы, изыскивали тайные пути претворения их в жизнь.
   Изменническая роль российских масонов ярко проявилась в первой мировой войне, когда они фактически стали агентами Франции. Не говоря уже о вовлечении России в войну, где масонским руководителям принадлежала одна из ведущих ролей, члены масонских лож, связанные масонской клятвой с Великим Востоком Франции, тайным образом через своих собратьев в высшем военном руководстве (Поливанова, Алексеева, Рузского, Крымова) регулируют ход военных действий так, чтобы любой ценой создать преимущества для Франции. Путем разных интриг русские войска, без учета интересов русского фронта, снимаются с него и перебрасываются во Францию. Под нажимом «союзников» русские войска вынуждают выступить неподготовленными то в Карпатах, то в Румынии.
   В результате ослабления фронта русские войска несут тяжелые потери — десятки и сотни тысяч жизней русских солдат, становятся разменной монетой в отношении масонских лож Франции и России. Масонские эмиссары (например, Эжен Пети) курсируют между Парижем и Петроградом, настаивая на все новых и новых жертвах русской стороны.
   Второстепенная роль отводилась России международным масонством и в послевоенном переустройстве мира. В книге исследователя французского масонства С. Ютена рассказывается о масонском конгрессе во время войны, на который «Россия либо не послала делегатов, либо, что вернее, не была приглашена». Там обсуждалось будущее, связанное с концом войны, победой Франции и переустройством мира: были подняты вопросы об Эльзасе и Лотарингии, Истрии, Триесте, Восточной Адриатике, Шлезвиг-Гольштейне, Польше, Армении и колониальных землях Германии. «Совершенно ясно, — отмечает С. Ютен, — что никакой роли в переустройстве мира союзники при этом России не предназначали»[24]
   Главной целью членов масонских лож России было свержение существующего государственного строя и разрушение православной Церкви. В своём кругу масоны это не скрывали и рассматривали свою организацию как центр собирания революционных (читай: подрывных и антирусских) сил. Они готовили даже доклады на тему типа: «О роли масонства в революционной борьбе». Уже упомянутый нами секретарь Верховного Совета российских масонов А.Я. Гальперн рассматривал эту тайную организацию как центр согласования действий разных политических партий в борьбе за свержение существующего государственного строя.[25]
   Масонские ложи всеми возможными путями провоцировали антиправительственные выступления, поддерживали деятельность всех враждебных русскому государству сил, готовили заговоры против царя, царицы и близких к ним лиц.
   Идею убить царя некоторые масоны, например Керенский и Маклаков, вынашивали ещё с 1905 года. Об этом Керенский признается в своих воспоминаниях..
   Один из учредителей масонских лож, князь Бебутов, дал Азефу 12 тысяч рублей для организации убийства Николая II. Но тогда у них что-то не удалось.[26]
   Вопрос об устранении царя или царицы постоянно обсуждается в масонских ложах. Предлагаются самые разнообразные варианты: от высылки царицы в Крым или заточения в монастырь до убийства царя во время смотра войск.

 

 
   Новым центром масонского заговора против царя становится так называемая военная ложа, «душой» которой являлся А. И. Гучков, вовлекший в неё ряд видных царских военачальников военного министра Поливанова, начальника Верховного Штаба Алексеева, генералов Рузского, Крымова, Теплова, Гурко. Так далеко зашла измена!
   В октябре 1916 года, по свидетельству жандармского генерала Спиридовича, да и по другим источникам, проходит ряд совещаний масонских лож, на которых принимается решение вынудить царя отречься от престола и убить его. Масон генерал Крымов сколачивает группу боевиков, преимущественно из офицеров, которые подготавливают план нападения на царский поезд, чтобы вынудить царя отречься, а в случае отказа — убить его. В воспоминаниях бывшего военного министра Временного правительства Верховского передается рассказ Гучкова об этом заговоре. «На 1 марта, — рассказывает он, — был назначен внутренний дворцовый переворот. Группа твёрдых людей должна была собраться в Питере и на перегоне между Царским Селом и столицей проникнуть в царский поезд, арестовать царя и выслать его немедленно за границу. Согласие некоторых иностранных правительств было получено».[27]
   Вместе с разработкой заговора против царя в том же октябре 1916 года масонами подбирается состав нового правительства. Масон М.А. Алданов писал в 1919 году: «Правительство было составлено ещё в 1916 году. Оно было составлено на заседаниях у кн. Львова, в номере гостиницы „Франция“ в Петербурге, и список будущих министров почти целиком совпадал с первым составом Временного правительства».[28]
   Так за спиной русского народа творилась политика, идейными продолжателями которой стали большевики.
   Лишенные национального сознания, ненавидевшие Россию, презиравшие её историю, российские масоны являли собой образец духовно неполноценных аморальных людей, способных на любой, самый подлый, поступок или преступление. Согласно своего устава масоны присваивали себе право лгать, фальсифицировать, клеветать ради тайных интересов своей тайной организации (у них это называлось «ложь во спасение», «освобождение от обетов»).
   Патологическая ненависть к России автоматически приводила их в стан изменников Родины. Измена — главная отличительная черта российских масонов. Посудите сами. Долгоруков П.Д. и Поклевский-Козелл в первой мировой войне стояли на пораженческих позициях. Гучков А. И. поддерживал Гитлера в войне против России. Масон князь Бебутов оказался в конце концов немецким агентом, масон Аладьин — английским, масон Третьяков С.Н. работал на чекистов и способствовал похищению и убийству председателя Общевоинского Союза (Белой армии) генерала Миллера (Берберова Н. «Люди и ложи»).
   И таких примеров можно привести много.
   Исследовательница российского масонства Н. Берберова отмечает противоестественную склонность Великого князя Николая Михайловича Романова к гомосексуализму, о «его предпочтении молодых людей, а не молодых женщин». «Одним из его любовников, — пишет Берберова, — был великий князь Дмитрий Павлович, сын Павла Александровича, иначе говоря — двоюродный брат царя и один из убийц Распутина».[29]
   Были ли среди членов масонских лож честные и порядочные люди? Я думаю, что были, конечно, исключительно среди её рядовых членов, и использовались они для прикрытия неблаговидных дел. Иначе невозможно объяснить участие в этой преступной, организации учёных В. И. Вернадского и П.Н. Яблочкова. Масоны старались завлечь в свои сети влиятельных и талантливых людей. Однако эти люди не допускались к тайнам организации. Они не участвовали в подготовке грязных дел, их сбивали с толку лживыми уверениями, что масонская организация преследует благородные цели совершенствования человечества.

 
   Распутин, полковник Ломан (штаб-офицер для поручений при дворцовом коменданте, доверенное лицо царицы), князь Путятин (справа)

 
   И сегодня существует немало историков и писателей, пытающихся представить масонство как этакую благотворительную организацию, пекущуюся о благе человечества и его нравственном просвещении. Но, как мы видим, факты свидетельствуют совсем о другом. Российское масонство — подпольная подрывная организация, преследующая цель разрушения России и свержения её государственного строя. По размаху своей деятельности у него не было аналогов в мире. Даже скандально известная итальянская масонская ложа П-2 по сравнению с ней выглядит дошкольным учреждением.
   А по большому счету российское масонство не просто организация, а духовная болезнь определенной части правящего слоя и образованного общества, болезнь ненависти к исторической России, болезнь отсутствия национального сознания. Своего рода духовный СПИД — чума XX века, инфекция, проникшая в жизненно важные центры народного организма, на какое-то время парализовавшая его волю к сопротивлению разрушительным силам.

 


Убийство


   Физическое убийство Распутина было логическим завершением его убийства морального, уже совершенного над ним к тому времени. Образ сатаны во плоти, созданный средствами массовой информации, полностью затмил образ настоящего Распутина. Из каждых десяти человек, которые знали имя Распутина, наверное, десять желали его смерти.
   Конец 1916 года — страшное время в истории России, когда делаются последние приготовления к уничтожению её святынь.
   В Петрограде, Москве, да и в других городах по-прежнему намеренно распускаются слухи о страшных злодействах Распутина, его ужасном разврате, о взятках, которые он получает, о немецких подкупах, о придворных интригах, центром которых называется тот же Распутин.
   Заинтересованными в хаосе силами распускаются слухи о «черном автомобиле», в котором сидит Распутин, регулярно выезжая творить свои злодейства.
   «Чёрный автомобиль», — пишет Тэффи, — до сих пор неразгаданная легенда. Этот автомобиль несколько ночей подряд мчался через Марсово поле, пролетая через Дворцовый мост, и пропадал неизвестно куда. Из автомобиля стреляли в прохожих. Были раненые.
   — Это распутинское дело. Это его рука, — приговаривали рассказчики.
   — Да при чём же он здесь?
   — Ему всё чёрное, злое, непонятное выгодно. Всё, что сеет смуту и панику. Перед теми, кто ему нужен, он сумеет объяснить всё для своей выгоды».
   Регулярно распространяются слухи, что Распутин уже убит. Так, зимой 1916 года проходит слух об убийстве его в пьяном дебоше в ресторане «Вилла Родэ».
   А тем временем убийцы вынашивали свой план. Все они представляют силы, больные духом, пораженные болезнью отторжения от России. Вот они:
   Левый радикал, один из руководителей российского масонства и кадетской партии Василий Алексеевич Маклаков (1869 — 1957). Он достал яд и разрабатывал план убийства.
   Правый радикал, экстремист, позер и краснобай, один из тех, кто своей неумной, самодовольной деятельностью дискредитировал патриотическое движение России, — Владимир Митрофанович Пуришкевич (1870 — 1920).
   Представитель аристократической черни, высших правящих слоев общества, в силу западного воспитания и жизненной ориентации безнадёжно оторванных от русского народа, член масонского общества «Маяк», князь Феликс Феликсович Юсупов, по характеру слабонервный неженка, хлыщ и фат, которого Распутин лечил от психических расстройств.
   Представитель выродившейся части династии Романовых Великий князь Дмитрий Павлович, двуличный, подлый, раздираемый политическими амбициями.
   Представители российской интеллигенции, лишенной национального сознания, доктор Лизаверт и поручик Сухотин.

 

 
   Князь Юсупов познакомился с Распутиным примерно в 1911 году в доме Марии Евгеньевны Головиной, где встречался с ним раза два. В ноябре 1916 года Юсупов специально ищет встречи с Распутиным и приезжает к Головиным. Муне он рассказывает историю, что нуждается в лечении.
   В конце ноября — начале декабря Юсупов посетил Распутина вместе с Головиной, где прошёл два сеанса лечения.