---------------------------------------------------------------------
Книга: С.В.Михалков. "Детям: Стихи, сказки, рассказы, басни, пьесы"
(Б-ка мировой лит-ры для детей, т. 22, кн. 3)
Издательство "Детская литература", Москва, 1981
OCR & SpellCheck: Zmiy (zmiy@inbox.ru), 21 декабря 2002 года
---------------------------------------------------------------------


Содержание

Заяц и черепаха
Слон-живописец
Заяц во хмелю
Завидное упорство
Нужный Осел
Толстый и Тонкий
Непьющий Воробей
Соловей и Ворона
Дальновидная Сорока
Муха и Пчела
Лев и Муха
Портной на лаврах
Кукушка и Скворец
Лев и ярлык
Любитель книг
Кирпич и Льдина
Чужая беда
Большая кость
Морской Индюк
Без вины пострадавшие
Коты и мыши
Медвежий зарок
Осторожные птицы
Ромашка и Роза
Грибы
Неврученная награда
Сорока наушница
Тихий водоем
Когда везет
Шарик Бобик
Две подруги
Арбуз
Полкан и Шавка
Рыбьи дела
Бешеный пес
Волк травоед
Смешная фамилия
Мошка
Портрет
Хочу бодаться!
Что Кошка о себе вообразила
Ответ
Пеликанье воспитание
Кто кого?
Осторожные Козлы
Нос
Условный рефлекс
Осел и Бобр
Захваленная певунья
Психологический эффект
Щенок и Змея
Зеркало
Последнее желание
Пьяные вишни
Жадный Заяц
Заяц-симулянт
Просчитался
Услужливый
Не стоит благодарности
Аисты и лягушки
Заячий мост
Друзья в походе
Заячье горе
Волшебное слово
Кабан на шее
Шакал-интриган
Почему мыши котов не обижают
Ошибка
Два толстяка и Заяц
Экзамен
Белые перчатки

Комментарии



    ЗАЯЦ И ЧЕРЕПАХА



Однажды где-то под кустом
Свалила Зайца лихорадка.
Болеть, известно, как не сладко:
То бьет озноб его, то пот с него ручьем,
Он бредит в забытьи, зовет кого-то в страхе...
Случилось на него наткнуться Черепахе.
Вот Заяц к ней: "Голубушка... воды...
Кружится голова... Нет сил моих подняться,
А тут рукой подать - пруды!"
Как Черепахе было отказаться?..
Вот минул час, за ним пошел другой,
За третьим начало смеркаться, -
Все Черепаху ждет Косой.
Все нет и нет ее. И стал больной ругаться:
"Вот чертов гребешок! Вот костяная дочь!
Попутал бес просить тебя помочь!
Куда же ты запропастилась?
Глоток воды, поди, уж сутки жду..." -
"Ты что ругаешься?" - Трава зашевелилась.
"Ну, наконец, пришла, - вздохнул больной. -
Явилась!" -
"Да нет, Косой, еще туда-а иду..."

    x x x



Я многих черепах имею здесь в виду.
Нам помощь скорая подчас нужна в делах,
Но горе, коль она в руках
У черепах!



    СЛОН-ЖИВОПИСЕЦ



Слон-живописец написал пейзаж,
Но раньше, чем послать его на вернисаж,
Он пригласил друзей взглянуть на полотно:
Что, если вдруг не удалось оно?
Вниманием гостей художник наш польщен!
Какую критику сейчас услышит он?
Не будет ли жесток звериный суд?
Низвергнут? Или вознесут?

Ценители пришли. Картину Слон открыл.
Кто дальше встал, кто подошел поближе.
"Ну, что же, - начал Крокодил, -
Пейзаж хорош! Но Нила я не вижу..." -
"Что Нила нет, в том нет большой беды! -
Сказал Тюлень. - Но где снега? Где льды?" -
"Позвольте! - удивился Крот. -
Есть кое-что важней, чем лед!
Забыл художник огород". -
"Хрю-хрю, - прохрюкала Свинья, -
Картина удалась, друзья!
Но с точки зренья нас, свиней,
Должны быть желуди на ней".
Все пожеланья принял Слон.
Опять за краски взялся он
И всем друзьям по мере сил
Слоновьей кистью угодил,
Изобразив снега, и лед,
И Нил, и дуб, и огород,
И даже - мед!
(На случай, если вдруг Медведь
Придет картину посмотреть...)

Картина у Слона готова,
Друзей созвал художник снова.
Взглянули гости на пейзаж
И прошептали: "Ералаш!"

    x x x



Мой друг! Не будь таким Слоном:
Советам следуй, но с умом!
На всех друзей не угодишь,
Себе же только навредишь.



    ЗАЯЦ ВО ХМЕЛЮ



В день именин, а может быть, рожденья
Был Заяц приглашен к Ежу на угощенье.
В кругу друзей, за шумною беседой,
Вино лилось рекой. Сосед поил соседа.
И Заяц наш, как сел,
Так, с места не сходя, настолько окосел,
Что, отвалившись от стола с трудом,
Сказал: "Пшли домой!" - "Да ты найдешь ли дом? -
Спросил радушный Еж. -
Поди, как ты хорош!
Уж лег бы лучше спать, пока не протрезвился!
В лесу один ты пропадешь:
Все говорят, что Лев в округе объявился!"
Что Зайца убеждать? Зайчишка захмелел.
"Да что мне Лев! - кричит. - Да мне ль его бояться!
Я как бы сам его не съел!
Подать его сюда! Пора с ним рассчитаться!
Да я семь шкур с него спущу
И голым в Африку пущу!.."
Покинув шумный дом, шатаясь меж стволов,
Как меж столов,
Идет Косой, шумит по лесу темной ночью:
"Видали мы в лесах зверей почище львов,
От них и то летели клочья!.."
Проснулся Лев, услышав пьяный крик, -
Наш Заяц в этот миг сквозь чащу продирался.
Лев - цап его за воротник!
"Так вот кто в лапы мне попался!
Так это ты шумел, болван?
Постой, да ты, я вижу, пьян -
Какой-то дряни нализался!"
Весь хмель из головы у Зайца вышел вон!
Стал от беды искать спасенья он:
"Да я... Да вы... Да мы... Позвольте объясниться!
Помилуйте меня! Я был в гостях сейчас.
Там лишнего хватил. Но все за Вас!
За Ваших львят! За Вашу Львицу!
Ну, как тут было не напиться?!"
И, когти подобрав, Лев отпустил Косого.
Спасен был хвастунишка наш!

    x x x



Лев пьяных не терпел, сам в рот не брал хмельного,
Но обожал... подхалимаж.



    ЗАВИДНОЕ УПОРСТВО



Хозяйка в кладовушке, на окне,
Оставила сметану в кувшине.
И надо ж было,
Чтоб тот кувшин прикрыть она забыла!
Два малых лягушонка в тот же час -
Бултых в кувшин, не закрывая глаз,
И ну барахтаться в сметане!.. И понятно,
Что им из кувшина не выбраться обратно, -
Напрасно лапками они по стенкам бьют:
Чем больше бьют, тем больше устают...
И вот уже один, решив, что все равно
Самим не вылезти, спасенья не дождаться,
Пуская пузыри, пошел на дно...
Но был второй во всем упорней братца -
Барахтаясь во тьме что было сил,
Он из сметаны за ночь масло сбил
И, оттолкнувшись, выскочил к рассвету...

    x x x



Всем, с толком тратящим упорство, труд и пыл,
Я в шутку посвящаю басню эту!



    НУЖНЫЙ ОСЕЛ



Обед давали у Вола.
Хлев переполнен был гостями,
А стол - харчами.
Пора бы уж гостям и сесть вокруг стола,
Но тут разнесся слух: "К обеду ждут Осла!
Как только он изволит появиться,
Хозяйка знак подаст - гостям за стол садиться!"
Вот долгожданный гость явился наконец.
Напротив племенной Коровы
Посажен он в кругу Овец.
Хозяин налил всем: "Так будем же здоровы!
Внимание! Осел имеет слово!"
Веселые умолкли голоса.
Как наш Осел завел... насчет овса!
Почем теперь овес, да как овес хранится,
Да почему сытней он, чем пшеница...
Он говорит уж полчаса.
Один Баран успел напиться,
Заснула старая Овца,
А речи про овес все нет и нет конца:
Ослу невмочь остановиться!
Уже гостям ни есть, ни пить, ни петь.
И начали ряды гостей редеть.
Окончен бал, как говорится.
Охрипшего Осла остался слушать Вол...
Как мог такой Осел попасть к Волу за стол?
Ужели он с Волом был так сердечно дружен?
Осел в почете был. Осел Волу был нужен:
Когда б кормушками на скотном он не ведал,
Он у Вола бы не. обедал!



    ТОЛСТЫЙ И ТОНКИЙ



"Я лягу на полок, а ты потри мне спину, -
Кряхтя, сказал толстяк худому гражданину. -
Да хорошенько веничком попарь.
Вот так-то я, глядишь, чуток и в весе скину.
Ты только, братец, не ошпарь!"
Трет Тонкий Толстого. Одно пыхтит лежачий:
"Еще разок пройдись!.. Еще наддай!..
А ну еще разок! Смелей - я не заплачу!
А ну еще разок!.." - "Готово, друг! Вставай!
Теперь я для себя парку подкину.
Мочалку мылить твой черед!" -
"Нет, братец, уж уволь! Тереть чужую спину
Мне не положено по чину.
Кто трет другим, тот сам себе потрет!"

    x x x



Смеялся от души народ,
Смотря в предбаннике, как Тонкий одевался
И как в сторонке Толстый волновался:
Он чином ниже "оказался!



    НЕПЬЮЩИЙ ВОРОБЕЙ



Случилось это
Во время птичьего банкета:
Заметил Дятел-тамада,
Когда бокалы гости поднимали,
Что у Воробушки в бокале -
Вода! Фруктовая вода!!
Подняли гости шум, все возмущаться стали,
"Штрафной" налили Воробью.
А он твердит свое: "Не пью! Не пью! Не пью!" -
"Не поддержать друзей? Уж я на что больная, -
Вопит Сова, - а все же пью до дна я!" -
"Где ж это видано, не выпить за леса
И за родные небеса?!" -
Со всех сторон стола несутся голоса.
Что делать? Воробей приклювил полбокала.
"Нет! Нет! - ему кричат. - Не выйдет! Мало! Мало!
Раз взялся пить, так пей уже до дна!
А ну налить ему еще бокал вина!"
Наш скромный трезвенник недолго продержался -
Все разошлись, он под столом остался...
С тех пор прошло немало лет,
Но Воробью теперь нигде проходу нет,
И где бы он ни появился,
Везде ему глядят и шепчут вслед:
"Ах, как он пьет!", "Ах, как он разложился!",
"Вы слышали? На днях опять напился!",
"Вы знаете? Бросает он семью!"
Напрасно Воробей кричит: "Не пью-ю!
Не пью-ю-ю!!"

    x x x



Иной, бывает, промахнется
(Бедняга сам тому не рад!),
Исправится, за ум возьмется,
Ни разу больше не споткнется,
Живет умней, скромней стократ.
Но если где одним хоть словом
Его коснется разговор,
Есть люди, что ему готовы
Припомнить старое в укор:
Мол, точно вспомнить трудновато,
В каком году, каким числом...
Но где-то, кажется, когда-то
С ним что-то было под столом!..



    СОЛОВЕЙ И ВОРОНА



Со дня рожденья четверть века
Справлял в дубраве Курский Соловей.
(Немалый срок и в жизни человека,
А соловью - тем паче юбилей!)
Среди лесных певцов подъем и
оживленье:
Окрестные леса
Вручают юбиляру адреса.
Готовится банкет. Концерт на два часа.
И от Орла приходит поздравленье.
Счастливый юбиляр растроган и польщен -
Не зря в своих кустах свистел и щелкал он...
За праздничным столом в тот вечер шумно было.
На все лады звенели голоса,
И лишь Ворона каркала уныло:
"Подумать только, чудеса!
Уж мне за пятьдесят давно перевалило,
И голосом сильней, и всем понятней я,
И столько раз Сова меня хвалила...
А юбилей - поди ж ты - Соловья!.."

    x x x



Вот пишешь про зверей, про птиц и насекомых,
А попадаешь все в знакомых...



    ДАЛЬНОВИДНАЯ СОРОКА



Изнемогая от тяжелых ран,
К своим трущобам отступал Кабан.
В чужие вторгся он владенья,
Но был разбойнику отпор достойный дан,
Как поднялось лесное населенье...
Сороке довелось в ту пору пролетать
Над полем боевых событий.
И - кто бы ожидал такой сорочьей прыти! -
Сорока, сев на ель, вдруг стала стрекотать:
"Так, так его! Так, так! Гоните Кабана!
Мне с дерева видней - он не уйдет далеко!
Я помогу, коль помощь вам нужна.
А вы еще разок ему поддайте сбоку!" -
"Дивлюсь я на тебя. Ты только прилетела, -
Сказал Сороке Воробей, -
А трескотней своей, ей-ей,
Всем надоесть уже успела!" -
"Скажи, мой свет, -
Сорока Воробью в ответ, -
Что толку, если б я молчала?
А тут придет конец войне -
Глядишь, и вспомнят обо мне
Да скажут где-нибудь: "Сорока воевала!.."

    x x x



Сороке выдали медаль.
А жаль!



    МУХА И ПЧЕЛА



Перелетев с помойки на цветок,
Лентяйка Муха Пчелку повстречала -
Та хоботком своим цветочный сок
По малым долькам собирала...
"Летим со мной! - так, обратясь к Пчеле,
Сказала Муха, глазками вращая. -
Я угощу тебя! Там - в доме, на столе -
Такие сладости остались после чая!
На скатерти - варенье, в блюдцах - мед.
И все - за так! Все даром лезет в рот!" -
"Нет! Это не по мне!" - ответила Пчела.
"Тогда валяй трудись!" - лентяйка
прожужжала
И полетела в дом, где уж не раз была,
Но там на липкую бумагу вдруг попала...

    x x x



Не так ли папенькины дочки и сынки,
Бездумно проводя беспечные деньки,
Безделье выдают за некую отвагу
И в лености своей, от жизни далеки,
Садятся, вроде мух, на липкую бумагу!



    ЛЕВ И МУХА



Раз Мухе довелось позавтракать со Львом
От одного куска и за одним столом.
Вот Муха досыта наелась,
Напилась,
Собралась улетать, да, видно, расхотелось
(На Львином ухе солнышком пригрелась),
Осталась на обед, а там и... прижилась.
В недолгом времени пошла молва,
Распространяться стали слухи
(Их разносили те же мухи!),
Что Муха-де живет советницей у Льва,
Что в ней
Гроза зверей
Души не чает.
Случись по делу отлучиться ей,
Так он уж загодя скучает -
Не ест, не пьет,
И сам завел такой обычай:
Когда уходит на добычу,
То Муху он с собой берет,
А раз она сидит на Львином ухе,
То может нажужжать, что в голову взбредет!..
Ну, как тут не бояться Мухи?..
А Льву и невдомек, что Муха так сильна,
Что перед ней все лезут вон из кожи
И что она
В его прихожей
Делами Львиными подчас вершит одна!

    x x x



У нашей басни цель: бороться против зла.
Так вот бы хорошо, когда б для пользы дела
Моя мораль до львов дошла
И некоторых мух легонечко задела -
За дело!



    ПОРТНОЙ НА ЛАВРАХ



Жил-был мужской портной - хороший мастер,
"Собаку съел" он по портновской части,
И это было видно по тому,
Что каждый, кто хотел принарядиться,
Мечтал попасть на очередь к нему:
Так трудно было мастера добиться.
И в самом деле,
Портной не портил зря сукно -
Отлично на заказчиках сидели
Что пиджаки, что брюки - все равно!
Сезон сменял сезон - так проходили годы.
Наш знатный мастер жил да жил,
Все шил да шил.
Росла о нем молва - росли его доходы...
Но вдруг
Все стали подмечать вокруг,
Что у портного изменилась хватка
И, невзирая на размер задатка,
Известным мастером пошитое пальто
Уже не то!
Обужена спина. Не там, где надо, складка.
Морщит подкладка.
Неладно вшиты рукава...
Другая разнеслась по городу молва,
А там узнали все, ушам своим не веря:
Кроят и шьют теперь в портновской
подмастерья!
А мастер, задавая важный тон,
Лишь помогает выбирать фасон.
Сам больше не кроит, не шьет, не мерит он,
Он лишь визирует готовые изделья
И даже запил от безделья...
Свой опыт растеряв в теченье ряда лет,
Портной в конце концов совсем сошел на нет.
И отказались от него клиенты...

    x x x



Да! К месту здесь сказать: иным идут во вред
Излишние аплодисменты!



    КУКУШКА И СКВОРЕЦ



"Чего распелся ты так рано над крыльцом?" -
Кукушка из лесу Скворцу прокуковала.
"Ах, если бы, Кукушечка, ты знала! -
Ей отвечал Скворец. - Я нынче стал отцом!
Теперь мне в пору петь с рассвета до заката:
В скворечнике моем пищат мои Скворчата!
Я полон гордости - растет мой скромный дом!" -
"Вот невидаль! Нашел же чем гордиться! -
Кукушка из лесу в ответ. -
Чем удивил ты белый свет!
По мне, так лучше быть свободной птицей!" -
"А где несешься ты?" -
"В любом чужом гнезде!" -
"А где твои птенцы?" -
"Не знаю где. Везде!" -
"Да кто ж выводит их?" -
"Другие их выводят.
Я не из тех, кто в этом смысл находит...
Семья мне не нужна. Я жить одна хочу,
Куда задумаю - туда и полечу!
Где захочу - там прокукую.
Вот, Скворушка, тебе бы жизнь такую!" -
"Нет, - отвечал Скворец. - Пример моих отцов
Подсказывает мне иметь весной птенцов!"
И надо же такому вдруг случиться:
Пернатый хищник, старый вор,
Скворчатинкой задумав поживиться,
Явился как-то раз к моим Скворцам во двор.
Но грозно встретила его семья Скворцов!
Едва отбившись от птенцов и от отцов,
Разбойник улетел. А над лесной опушкой
Он с одинокой встретился Кукушкой -
И все ж позавтракал в конце концов!



    ЛЕВ И ЯРЛЫК



Проснулся Лев и в гневе стал метаться,
Нарушил тишину свирепый, грозный рык -
Какой-то зверь решил над Львом поиздеваться:
На Львиный хвост он прицепил ярлык.
Написано: "Осел", есть номер с дробью, дата,
И круглая печать, и рядом подпись чья-то...
Лев вышел из себя: как быть? С чего начать?
Сорвать ярлык с хвоста?! А номер?! А печать?!
Еще придется отвечать!
Решив от ярлыка избавиться законно,
На сборище зверей сердитый Лев пришел.
"Я Лев или не Лев?" - спросил он раздраженно.
"Фактически вы Лев! - Шакал сказал резонно. -
Но юридически, мы видим, вы Осел!" -
"Какой же я Осел, когда не ем я сена?!
Я Лев или не Лев? Спросите Кенгуру!" -
"Да! - Кенгуру в ответ. - В вас внешне,
несомненно,
Есть что-то львиное, а что - не разберу!.." -
"Осел! Что ж ты молчишь?! - Лев прорычал в
смятенье. -
Похож ли я на тех, кто спать уходят в хлев?!"
Осел задумался и высказал сужденье:
"Еще ты не Осел, но ты уже не Лев!.."
Напрасно Лев просил и унижался,
От Волка требовал, Шакалу объяснял...
Он без сочувствия, конечно, не остался,
Но ярлыка никто с него не снял.
Лев потерял свой вид, стал чахнуть понемногу,
То этим, то другим стал уступать дорогу,
И как-то на заре из логовища Льва
Вдруг донеслось ослиное: "И-аа!"

    x x x



Мораль у басни такова:
Иной ярлык сильнее Льва!



    ЛЮБИТЕЛЬ КНИГ



К приятелю, чтоб скоротать досуг,
Зашел незваный гость. "Ты стал читать, мой
друг?" -
Воскликнул он от удивленья
И посмотрел восторженно вокруг
На новые тома собраний сочинений -
Гюго, Дюма, Майн Рида, Маршака,
Что полки заняли почти до потолка...
"Ты что молчишь? Смущен моим вопросом?
В коллекции такой, бесспорно, прок велик!
Но как ты достаешь до самых верхних книг?" -
"А очень просто, братец! Пылесосом!"

    x x x



Известно мне: в домах иных
Стирают только пыль с изданий подписных.



    КИРПИЧ И ЛЬДИНА



Плыл по реке Кирпич на Льдине,
Он у нее лежал на середине
И все учил ее, что не туда плывет,
Что надо бы прибавить ход,
Что нужно иначе держаться!
Напрасно не трещать и к берегу не жаться!
А Льдина таяла, приветствуя весну...
Пришло мгновение - Кирпич пошел ко дну.

    x x x



Кирпич напомнил человека мне,
Что думал про себя: "Я нынче на коне!"
Учил других, командовать пытался,
А сам не "на коне" - на льдине оказался!



    ЧУЖАЯ БЕДА



От шума за окном проснувшись на заре,
Испуганный Степан спросонья догадался,
Что это наглый волк к соседу в хлев забрался
И режет у него скотину на дворе.
"Я думал, что тебя, Петрович, дома нет, -
С укором поутру встречал его сосед. -
Что ж ты с ружьем на улицу не вышел?
Волк ночью у меня теленка уволок!" -
"А я намаялся и спал без задних ног! -
Зевнул в ответ Степан. - Я ничего не
слышал..."

    x x x



Урок тому сей басней дан,
Кто глух и слеп к соседским бедам.
Но может ведь иной Степан
Сам стать Степановым соседом.



    БОЛЬШАЯ КОСТЬ



Ворона жадная, раскрывши клюв, глядела,
Как пес Волчок со смаком кость глодал.
Той костью овладеть Ворона захотела
И сверху вниз, как ястреб, налетела!
Такого натиска Волчок не ожидал.
И он, не разобрав, откуда, кто напал -
Шасть под крыльцо!
А наглая воровка,
Что подлый свой маневр придумала так ловко,
Вцепилась в кость... Однако кость была
Не по Вороне тяжела.
И как Ворона ни старалась,
Ни тужилась, ни надрывалась,
А уволочь с собой добычу не смогла,
Да хорошо еще, сама жива осталась -
Волчок, придя в себя, ей вырвал полкрыла.

    x x x



Одна из первых мер предосторожности:
Соразмерять желанье и возможности.



    МОРСКОЙ ИНДЮК



Индюк завидовал гусям,
Что могут плавать там и сям.
Короче говоря,
Его к воде тянуло -
На реки, на озера, на моря,
Откуда иногда соленым ветром дуло.
Но более всего его манило то,
Что краше моряков уж не одет никто!..
Везет же индюкам! Индюк попал на флот!
Индюк по-флотски ест. Индюк по-флотски пьет.
В тельняшку он одет, как ходят все на флоте.
Но в воду вы его и силой не столкнете: