После всего увиденного я проникся огромным уважением к гильдии, которую я выбрал. Те отдельные Летописцы, которых я раньше знал, казались мне напыщенными и высокомерными. Они не вызывали во мне симпатии. А теперь я увидел, что такие люди как Бэзил и Элегро, – рассеянные и безразличные к обычным человеческим заботам, предпринимали грандиозные попытки добыть из вечности наше блестящее прошлое. Эти исследования прежних времен помогали людям сохранить чувство собственного достоинства. Потеряв наше настоящее и будущее, мы должны были сосредоточить усилия на изучение прошлого.
   В течение долгих дней я знакомился с трудом Летописцев на каждой ступени – от сбора пылинок в поле, их обработки и анализа в лаборатории до синтеза информации и ее расшифровки. Последним занимались самые старые члены гильдии. Мне удалось только одним глазом взглянуть на этих мудрецов.
   – Высохшие и старые, они, казалось, годились мне в дедушки. Склонив свои седые головы, они обменивались замечаниями и предложениями, догадками и поправками. Мне шепнули, что некоторых из них обновляли в Ерслеме дважды и трижды, и теперь их уже нельзя было больше омолаживать.
   Потом нам показали цистерны памяти, где Летописцы аккумулировали и хранили свои находки и откуда могли получить информацию все желающие.
   Еще будучи Наблюдателем, я проявлял большой интерес к цистернам памяти. Конечно, я никогда не видел ничего подобного, ибо цистерны Летописцев представляли собой не просто трехмозговые или пятимозговые хранилища, а огромные устройства с сотней или более разумов в одной цепи.
   Комната в которую нас привели, – одна из десятка, находящихся под зданием – была округлой формы, не высокая, но с глубоким подвалом. Емкости с мозгом, расположенные рядами по девять в каждом, уходили ярусами далеко вглубь. Я не мог определить количество ярусов, ясно было лишь, что они исчислялись десятками.
   – Это все разумы бывших Летописцев? – осведомился я.
   Наш сопровождающий ответил:
   – Только некоторые. Даже у служителя может оказаться мозг большей емкости. А в нижних цепях нам и не нужно ничего чрезмерного, мы можем использовать там любой человеческий мозг.
   – Что хранится в этой комнате? – поинтересовался я.
   – Имена обитателей Эфрики во Втором Цикле и индивидуальные данные о каждом из них, которые мы смогли получить. Кроме того, поскольку не все клетки загружены этими данными, мы храним здесь также некоторые географические данные о Потерянных Континентах и информацию о Межконтинентальном мосте.
   – А такую информацию можно перевести из временного хранилища в постоянное? – продолжал я расспросы.
   – Да, без затруднений. Здесь все основано на электромагнитном принципе. Наши факты – это совокупность зарядов. Меняя полярность, мы переводим их из мозга в мозг.
   – А если прекратится подача электричества? Можно потерять информацию из-за аварии?
   – Нет, – спокойно ответил сопровождающий. – У нас многоступенчатая защита, предотвращающая прекращение подачи электричества. Кроме того, органическая ткань клеток для хранения информации, которую мы используем, – это лучшее средство безопасности: мозги сами сохранят информацию в случае аварии.
   – Были ли у вас какие-либо трудности во время нашествия? – спросил я.
   – Мы находимся под охраной завоевателей. Они считают нашу работу очень важной для них.
   Спустя некоторое время нам, ученикам, было разрешено наблюдать с балкона общее собрание Летописцев. Под нами в полном великолепии, с шалями на плечах, собрались члены гильдии. На помосте, на котором был изображен наш символ – спираль, находился Канцлер Летописцев Кенишел, суровый и властный. Рядом с ним стоял кто-то из завоевателей. Кенишел заговорил, и звучность его голоса едва скрыла пустоту его слов. Как у всех администраторов, его речь изобиловала общими фразами. Похвалив гильдию за значительные успехи, он подразумевал, конечно, себя. Затем он представил чужестранца.
   Тот вытянул руки вперед так, что, казалось, они коснутся противоположной стены.
   – Я Человекоправитель Седьмой, – спокойно объявил он. – Я прокуратор Перриша и несу особую ответственность за гильдию Летописцев. Моя задача сегодня – подтвердить декрет временного оккупационного правительства. Вам, летописцам, никто не будет препятствовать в выполнении вашей работы. У вас свободный доступ во все места этой планеты, а также на другие планеты, если это имеет отношение к изучению истории Земли. Все картотеки открыты для вас, кроме тех, которые относятся к завоеванию. Канцлер Кенишел сообщил мне, что завоевание не является предметом ваших научных интересов в настоящее время. Мы, оккупационное правительство, понимаем ценность работы вашей гильдии. История этой планеты имеет важное значение, и мы желаем, чтобы вы ее продолжали.
   – Чтобы привлечь больше туристов на Землю, – с горечью шепнул мне Принц Роума.
   Человекоправитель Седьмой продолжал:
   – Канцлер просил меня проинформировать вас об административных изменениях, которые следуют из оккупационного статуса вашей планеты. В прошлом все ваши споры решались судами вашей гильдии. Вашей кассационной инстанцией был Канцлер Кенишел. С целью установления четкого административного правления ваша гильдия переходит под нашу юрисдикцию.
   Поэтому Канцлер будет передавать нам те дела, которые, по его мнению, выходят за пределы его полномочий.
   Летописцы были ошеломлены. По их рядам прошло движение, они обменивались взглядами.
   – Канцлер слагает свои полномочия! – пробормотал ученик, стоявший около меня.
   – А какой у него остается выбор, дурак? – прошептал другой.
   Собрание завершилось несколько беспорядочно. Летописцы шли по коридорам, жестикулируя, споря, протестуя. Один почтенный носитель шали так был потрясен, что не мог идти и опустился на пол с громкими стенаниями. Толпа нахлынула и отбросила нас назад. Я попытался защитить Принца, чтобы его не сбили с ног и не затоптали, но сразу же потерял его из вида. Когда я его вновь увидел, он стоял с Летописцем Олмейн. Лицо ее раскраснелось, глаза блестели, она что-то быстро говорила, а Принц слушал.
   Как будто ища поддержку, он держал ее за локоть.



4


   После периода первичной подготовки я начал получать мелкие поручения.
   В основном мне доверяли делать то, что в прежние времена выполняла только машина. Например, следить за питающими линиями, которые подавали питающий раствор в емкости с мозгом. Каждый день по нескольку часов я ходил по узкому коридору вдоль контрольных панелей и проверял не забилась ли какая линия. Приходилось мне исполнять и другие мелкие задания, приличествующие моему статусу ученика.
   Однако у меня все же оставалась возможность продолжать свои исследования прошлого нашей планеты.
   Известно, что мы часто не ценим того, что имеем, до тех пор, пока не потеряем. Всю свою жизнь я служил Наблюдателем, моей целью было предупредить заранее о возможности нападения на Землю. Меня не интересовало, кто может напасть на нас и зачем. Всю свою жизнь я смутно ощущал, что у Земли были лучшие дни, что прежде она была более величественной, чем во времена Третьего Цикла, когда родился я. Но я стремился узнать, каким было то время и почему сейчас нам живется хуже.
   Только когда звездные корабли завоевателей засверкали в нашем небе, я внезапно почувствовал, что страстно хочу узнать все о нашем потерянном прошлом, и вот теперь я, самый старый ученик, Томис из Летописцев, рылся в архивах ушедшего прошлого.
   Любой гражданин имеет право подойти к мыслешлему общественного пользования и запросить информацию по любому вопросу. Ничего не скрывается. Но Летописцы не оказывают при этом никакой помощи, любопытствующий должен знать о чем спросить и как правильно сформулировать вопрос. Факт за фактом нужно искать, чтобы получить общую картину. Это удобно для тех, кому необходимо узнать, скажем, модель климата в Эгапте в течение длительного времени или симптомы кристаллической болезни. Но трудно придется тому, кто заинтересуется более обширными проблемами. Нужно будет задать тысячу вопросов только для того, чтобы начать поиск. Расходы будут велики, и немногие пойдут на это.
   Как ученик Летописцев я имел бесплатный доступ ко всей информации.
   Более того, я имел доступ к индексам. Индексаторы регистрируют и классифицируют то, что зачастую сами не понимают, а конечный результат их работы используют Летописцы. Индексы-указатели открыты не для всех. Но без них не обойтись при какой-либо исследовательской работе.
   Я не буду подробно описывать все мытарства, через которые я пришел к знаниям: блуждание часами по коридорам хранилищ памяти, резкие отказы, утомительные поиски… Поскольку я был глупым новичком, надо мной часто подшучивали многие коллеги-ученики, иногда даже члены гильдии просто из злорадства направляли меня по ложному пути. Но я узнал, по каким направлениям нужно идти, в какой последовательности ставить вопросы, как, используя справочники, подниматься выше и выше, пока, наконец, истина не ослепит тебя. Благодаря настойчивости, с помощью отточенного интеллекта, я добрался до истории падения человека, хранящейся в анналах Летописцев.
   Вот какова она.
   Много веков тому назад жизнь на земле была грубой и примитивной. Мы называем это время Первым Циклом. Я не говорю о периоде, предшествующем цивилизации, о временах пещер и каменных орудий.
   Мы полагаем, что Первый Цикл начался, когда человек научился записывать информацию и контролировать окружающую среду. Это случилось в Эгапте и Сумире. По нашим предположениям Первый Цикл начался около сорока тысяч лет тому назад. Однако, мы не знаем его истинную продолжительность в его собственном исчислении, поскольку длина года изменилась в конце Второго Цикла. Мы не знаем, сколько времени потребовалось тогда Земле, чтобы совершить один оборот вокруг Солнца. Наверное, дольше, чем сейчас.
   Первый Цикл – это время имперского Роума и первого расцвета Ерслема.
   Эйроп оставалась дикой еще долгое время после того, как Эйзи и Эфрика познали цивилизацию. На западе два больших континента занимали большую часть Земного океана, и там тоже жили дикари.
   Считается, что во время этого цикла человечество не имело контактов с другими мирами. Трудно понять, но это было именно так. Человечество получало свет только с помощью огня. Люди жили тогда в суровой простоте, без всякого комфорта. Продолжительность жизни была короткой, едва хватало времени вырастить несколько сыновей. Человек жил в страхе, но в страхе не перед реальными вещами.
   Это была дикая, варварская эра. Однако именно во времена Первого Цикла были основаны замечательные города – Роум, Перриш, Атин, Ерслем – и совершались прекрасные деяния. С удивлением представляешь себе этих предков – дурно пахнувших (без сомнения), неграмотных, без машин и все же способных прийти к согласию со вселенной и даже до какой-то степени овладеть ею.
   Войны и горе были постоянными спутниками Первого Цикла. Разрушение и созидание были всегда рядом. Пожары уничтожили большинство процветавших городов. Хаос все время грозил нарушить порядок. Лишь к концу Первого Цикла примитивизм был практически преодолен. Наконец человек начал использовать источники энергии – появился настоящий транспорт, что позволило наладить сообщение между отдаленными районами.
   Множество изобретений за короткое время изменили мир.
   Совершенствование способов ведения войны шло в ногу с техническим прогрессом в других направлениях. Однако всеобщая катастрофа была предотвращена. Именно в конце этого цикла были колонизированы Потерянные Континенты, такие, как Стралия, и осуществлен первый контакт с соседними планетами солнечной системы.
   Переход от Первого Цикла ко Второму относят ко времени, когда человек встретил разумных существ из дальних миров. Как сейчас считают Летописцы, это случилось менее, чем пятьдесят поколений спустя после того, как люди овладели электронной и ядерной энергией. Таким образом, можно сказать, что люди Земли проскочили промежуток от дикости до космического контакта необычайно быстро, чем человечество может гордиться.
   Второй Цикл был эпохой чудес. Во время этой эпохи люди достигли звезд, а звезды пришли к человечеству. Земля превратилась в рынок для всех миров. Чудеса стали обычным делом. Можно было жить сотни лет – глаза, сердце, легкие, почки заменялись так же легко, как и туфли. Воздух был чист, люди сыты, войны забыты. Различные машины обслуживали человека. Но машин все же не хватало, и во Втором Цикле были созданы существа идентичные людям, и их производили искусственно. Им давали специальные лекарства, чтобы предотвратить образование памяти и других способностей, свойственных человеку. Миллионам этих людей-машин поручали самую тяжелую или неприятную работу, чтобы жизнь настоящих людей была беззаботной. Затем начали выводить сверхживотных, которые под воздействием биохимических веществ на их мозг получили способность выполнять работу, которую не могли делать их сородичи. Собаки, кошки, мыши, скот составляли рабочую силу, а некоторые высшие приматы получили функции, ранее присущие только человеку.
   Таким образом, эксплуатируя окружающую среду, человек создал рай на Земле.
   Дух человека вознесся на высочайшую вершину. Поэты, музыканты, ученые вносили свой замечательный вклад в сокровищницу мировой цивилизации.
   Цветущие города вырастали по всей Земле. Население увеличивалось, но места хватало всем, и в ресурсах не было недостатка. Человек мог удовлетворить любую свою прихоть. Появилось много экспериментов в генетической хирургии с использованием мутагенетических и терапевтических лекарств. В результате стали возникать живые существа новых форм, хотя такого разнообразия форм, как в нашем цикле, достигнуто не было.
   По небу величаво двигались космические станции удовлетворявшие энергетические и иные потребности людей. Именно в это время в небе появились две новые луны, хотя до сих пор Летописцы еще не определили, какова была цель их создания – практическая или чисто эстетическая. То же можно сказать и об источнике прекрасного ночного сияния, украшающего наше небо, хотя часть ученых утверждают, что сияние в зонах умеренного климата началось одновременно с геофизическими сдвигами, которые возвестили о конце цикла и имеют естественное происхождение.
   Это были самые прекрасные времена жизни на Земле. «Увидеть Землю и умереть», – таков был девиз инопланетян. Никто из совершавших галактические путешествия не в силах был миновать нашу планету чудес. Мы радушно встречали чужеземцев, принимали их комплименты и деньги, удовлетворяли все их запросы, и гордо демонстрировали свое великолепие.
   Принц Роума мог бы подтвердить, что удел могущественных – в конце концов стать униженными. Чем большего великолепия достигал человек, тем более неизбежным становилось его падение. После нескольких тысяч славных лет, пышность которых я не в силах передать, люди, жившие во Втором Цикле, перехитрили самих себя и совершили ряд колоссальных ошибок. Одна – из-за глупого высокомерия, а другие – из-за чрезмерной самонадеянности. И Земля до сих пор расплачивается за них.
   Последствия первой ошибки проявили себя не сразу. Все началось с изменения отношения землян к другим формам жизни в Галактике. В начале Второго Цикла дерзкая и наивная Земля ворвалась в Галактику, населенную очень развитыми расами, которые в течение долгого времени поддерживали контакты друг с другом. У землян появилось желание догнать и превзойти их.
   И случилось так, что земляне сначала смотрели на другие космические цивилизации как на равные, а затем, по мере своего быстрого развития, как на низшие.
   Роковым для нашей планеты стало решение организовать на Земле «исследовательские резервации» для представителей низших космических рас.
   Там были воспроизведены условия их обитания с целью изучения их образа жизни в естественной среде. Однако расходы на доставку и содержание этих представителей были столь велики, что вскоре резервации пришлось открыть для посещения за плату, чтобы хотя бы частично компенсировать затраты.
   Таким образом, эти площадки, предназначенные первоначально для исследовательских целей, превратились в зоопарки для разумных существ.
   Поначалу там собирали лишь крайне чужеродных созданий, которые по биологическим нормам стояли очень далеко от людей, и психологический барьер препятствовал восприятию их как равных. Существо с многочисленными конечностями, живущее в цистерне с метаном под большим давлением, вряд ли может вызвать особое сочувствие, даже у того, кто в принципе против содержания разумных существ в неволе. Поэтому в резервациях жили только наиболее экстравагантные организмы. Собиратели были ограничены в своем выборе, ибо могли забирать лишь обитателей тех планет, расы которых не достигли стадии галактических полетов. Было бы неэтично посещать живые существа, родственники которых прилетели на Землю в качестве межзвездных туристов, тем более, что экономика Земли в значительной степени зависела от космического туризма.
   Однако популярность первых резерваций привела к их неизбежному распространению. Критерии для отбора новых образцов стали менее жесткими, и начался активный отлов представителей всех космических миров, которые почему-то были не в состоянии заявить дипломатический протест. И по мере того, как возрастало нахальство наших предков ослаблявших ограничения, резервации наполнялись существами с тысяч планет, включая даже цивилизации, которые были старше и сложнее, чем земная.
   Из архивов Летописцев становится ясно, что увеличение количества резерваций вызвало волнения во многих районах Вселенной. Нас называли мародерами, похитителями и пиратами. Бывало, что землян, летавших на другие планеты, осаждали толпы враждебно настроенных живых существ, требовавших, чтобы мы освободили пленников немедленно. Однако эти протесты не получили распространения – большинство галактик хранило настороженное молчание. Обитатели других миров испытывали сожаление по поводу нашего варварства, но, совершая межзвездные путешествия, они обязательно посещали Землю, где всего за несколько дней можно было увидеть сотни разновидностей живых существ, привезенных со всех уголков Вселенной. Наши соседи по галактике молчали и закрывали глаза на аморальность самой идеи ради удовольствия глазеть на пленников.
   В архивах Летописцев сохранилась запись о посещении резервации. Это одна из старейших визуальных записей, которой владеет гильдия, я с трудом получил разрешение посмотреть ее, и то только после вмешательства Олмейн.
   Несмотря на двойной фильтр в мыслешлеме, запись оставалась очень тусклой, тем не менее, все можно было разобрать. За стеной из какого-то прозрачного материала находилось более пятисот существ необозначенного мира, обладавших пирамидальными телами с темно-синей поверхностью и розовыми участками наверху. Передвигались они на коротких, толстых ножках, и еще с каждой стороны имели по паре хватательных конечностей. И хотя рискованно браться за объяснение истинных чувств, мне показалось, что они пребывали в крайнем отчаянии. Двигались они медленно, безвольно, апатично в мутном зеленом газе. Некоторые из них соединили свои конечности, возможно, это была форма общения. Одно из них, очевидно, только что умерло. Двое склонились к земле, как брошенные игрушки, но конечности их двигались, возможно, это была молитва. Ужасающее зрелище!
   Позднее в заброшенных уголках здания я обнаружил другие подобные записи. Они многое поведали мне.
   В течение более чем тысячи лет Второго Цикла количество резерваций продолжало расти без всякого ограничения. И наконец, всем, кроме самих жертв, стало казаться естественным и логичным, что на Земле во имя науки должны проводиться подобные эксперименты.
   Однажды на дальней планете, которую никогда ранее не посещали земляне, были обнаружены примитивные создания, похожие на людей раннего периода Первого Цикла. По внешнему виду они напоминали гуманоидов, несомненно разумных и очень свирепых. После гибели нескольких землян экспедиция с Земли добыла и привезла колонию этих людей.
   Когда произошло похищение, существа этой планеты – а у нее не было даже наименования, только номер: X362 – не имели возможности ни протестовать, ни воевать. Но вскоре их посетили эмиссары из других миров, которые состояли в политическом союзе, враждебном Земле. По совету этих эмиссаров существа с планеты Х362 потребовали возвращения этих людей.
   Земля отказалась, ссылаясь на нейтральное отношение к резервациям в межзвездном мире. Последовал обмен дипломатическими представителями, но Земля подтвердила свое намерение и дальше действовать подобным образом.
   Народ с планеты Х362 ответил угрозами.
   «Когда-нибудь, – предупредили они, – вы пожалеете о содеянном. Мы прилетим и завоюем вашу планету, освободим всех живущих в резервациях и превратим саму Землю в гигантскую резервацию землян».
   Тогда это казалось просто смешным.
   В течение следующих нескольких тысяч лет об обитателях планеты Х362 было мало что известно. Они быстро развились, но, поскольку расчеты показывали, что потребуется космический период времени для того, чтобы они могли стать серьезной угрозой для Земли, на их предупреждение по-прежнему не обращали внимания. Какую опасность для развитой цивилизации может представлять дикарь с копьем?
   А Земля тем временем увлеклась новым проектом: полностью подчинить себе климат планеты, и это стало второй фатальной ошибкой землян.
   В небольших масштабах изменение климата практиковалось еще со времен Первого Цикла. Вызывали искусственные дожди из туч, разгоняли туманы, предотвращали град, пытались несколько уменьшить полярные шапки и оживить пустыни, но все это, за редким исключением, были локальные меры, которые не оказывали влияния в целом на планету.
   Во Втором Цикле предприняли попытку возвести гигантские колонны в сотне точек планеты. Мы не знаем, какой они были высоты, поскольку не сохранилось ни одной, а их чертежи утрачены, но считается, что они превосходили высоту самых высоких зданий, построенных к тому времени и, по-видимому, были равны двум и более милям. Внутри этих колонн находилось оборудование, с помощью которого можно было даже поменять полюсность Земли.
   Как мне представляется, целью создания этих машин было изменить географический облик планеты, разделив то, что называлось Земным океаном, на ряд больших морей. В северном полярном регионе предполагалось соединить Эйзи с северным исчезнувшим Континентом (известным как Сша-амрик) на западе, а между Сша-амрик и Эйроп на востоке должны были остаться только узкие проливы, через которые полярные воды смешивались бы с теплыми водами океанов, окружающих Затерянные Континенты.
   Манипуляции с магнитными силами должны были изменить орбиту Земли и растопить полярную шапку Северного полюса. Удаление этой шапки должно было привести к испарению северного океана и к значительным осадкам. Чтобы предотвратить это, были предприняты меры по изменению направления западных ветров, которые несли осадки в зоны умеренного климата.
   Замыслы, очевидно, были еще более грандиозными, но наши сведения о них скудны. Известны, например, предложения перенести тепло тропиков к полюсам, и другие планы. Для нас важны только последствия этого грандиозного начинания.
   После многолетней подготовки, на которую потребовалось больше усилий и средств, чем на любой другой проект в истории человечества, погодные машины были запущены.
   Результатом стали страшные разрушения. Ужасный эксперимент привел к смещению полюсов, к увеличению обледенения в северном регионе, к неожиданному погружению Сша-амрик и Зюйд-амрик в океан, к появлению Межконтинентального моста, соединяющего Эфрику и Эйроп и к почти полному уничтожению цивилизации. Все эти катаклизмы совершались постепенно.
   Очевидно, в первые несколько столетий проект осуществлялся в соответствии с замыслом. И лишь со временем стало ясно, что погодные машины ведут к архитектоническим изменениям в земной коре.
   Настало время яростных штормов, которые сменяла нескончаемая засуха.
   Погибли миллионы людей, разрушились все коммуникации, массы людей бежали с обреченных континентов. На планете воцарился хаос. Блестящая цивилизация Второго Цикла пошатнулась. Все резервации были разрушены.
   Ради спасения остатков населения Земли несколько мощных галактических рас взяли судьбу планеты в свои руки. Они установили энергетические опоры, чтобы стабилизировать положение земной оси, снесли те погодные машины, которые избежали уничтожения во время катаклизмов, кормили голодных, давали одежду и предложили займы для восстановительных работ. Для нас это было время краха, когда все социальные структуры подверглись разрушению.
   Мы не были больше хозяевами на своей планете и приняли благотворительность чужаков. В дальнейшем нам предстояло существование банкротов и нищих. Вот в таком катастрофическом состоянии мы вошли в Третий Цикл. Некоторые научные достижения все-таки помогли нам в какой-то мере оправиться, чтобы установить порядок в обществе, были образованы гильдии: Властителей, Мастеров, Купцов и другие. Летописцы пытались сохранить то, что можно, из нашего прошлого.