меди
   середина
   медиана, медиатор, медиум, интермедия, Милан (из Медиолан)
 
   мобил
   подвижный
   автомобиль, перпетуум-мобиле, мобильность, мобилизация, мебель
 
   нейтр
   среднее, ни то, ни другое
   нейтральный, нейтралитет, нейтрализация, нейтрон, нейтрино
 
   окул
   глаз
   окулист, окуляр, монокль, бинокль, окулировка
 
   оле
   масло
   линолеум, валидол, оливин, петролеум, олеография
 
   пом
   плод, яблоко
   помология, помада, помидор, померанец, помпельмус
 
   порт
   носить
   портфель, портативный, экспорт, транспорт, рапорт
 
   ради
   луч
   радий, радиус, радиан, радиатор, радио (и десятки сложных слов с радио-)
 
   рект
   выправлять, управлять
   корректура, корректив, корректный, ректор, директор
 
   сан
   здоровый
   санитария, санитар, санировать, санаторий, ассенизатор
 
   скрип(т)
   писать
   транскрипция, манускрипт, рескрипт, конскрипция, постскриптум
 
   сон
   звук
   соната, унисон, клаксон, резонанс, диссонанс
 
   спек(т)
   взгляд, обзор
   спектр, проспект, спектакль, конспект, инспекция
 
   текс(т)
   ткать, соединять
   текст, текстура, текстиль, текстолит, контекст
 
   терр
   земля
   терраса, территория, террикон, терракота, партер
 
   —фик||-фиц
   делать, делание
   электрификация, кинофикация, газификация, унифицировать, фортификация
 
   форт
   сильный
   форт, форте, фортификация, фортепьяно! форсировать
 
   экв
   равный
   эквивалент, экватор, экваториал, эквилибрист, адекватный
 
   юр
   право
   юрист, юрисконсульт, юриспруденция, жюри
 
   аб(с)-ад-
   от к, при, возле (вообще обозначает приближение или нахождение около чего-то)
   абсурд, абориген, абстрактный адаптация, адекватный, аннексия (и множество других, о чем я расскажу после)
 
   би(н)-
   два, по два, на два
   биплан, биатлон, бином, бинокль, бицепс
 
   дис-
   раз, не
   дисперсия, диссонанс, дисгармония, дискриминация
 
   ин-||им-
   в, не
   интерьер, инъекция, инкогнито, импорт, иммунитет
 
   интер-
   между
   интервал, интермедия, интернациональный, интернат, интернирование
 
   ком— (варианты: кол-, кон-, кор-, ко-)
   со, вместе
   компресс, коллегия, кондуктор, корреспондент, коалиция
 
   пре-
   перед, впереди
   префикс, прелюдия, президент, президиум, прецедент
 
   про-
   вперед, ради, вместе
   прогресс, проформа, протекция, протез, процент
 
   ре-
   вновь, назад, пере
   реконструкция, репатриация, реакция, ревизия, регенератор
 
   суб-
   под
   субтропики, субмарина, субстрат, субординация, субтитры
 
   транс-
   за, пере, через
   трансураны, трансатлантический, транспорт, трансмиссия, транзит
 
   ультра-
   слишком, сверх
   ультрамикроскоп, ультрамарин
 
   эко
   из, от, вне
   экслибрис, эксцесс, экспроприация, экспонат, экстерриториальность
 
   В реестре латинских приставок немало таких, которые изменяются в зависимости от начального звука корня. На некоторые из них стоит обратить внимание.
   Префикс аб— перед корневым т превращается в абс— абстрактный, а ин-, примыкая к корневым м или га, преобразуется в иммунитет, импорт. Ту же трансформацию испытывает суб-, стоит ему связать свою судьбу со словами, которые начинаются со звуков р или ф (так получились слова суррогат и суффикс).
   Многолика приставка ком-, передающая понятие совместности. В своем естестве она присутствует в словах компот, компресс, комплекс, комбинация. Стоит, однако, некоторым словам, начинающимся с некоторых согласных, обзавестись этой приставкой, как начинаются чудесные превращения. Она может изменяться, не уподобляясь .звуку корневого слова: кондуктор, консервы. Она может уподобиться, и тогда мы будем читать и писать коллектив, корректный. «Фирма» ком-, кол-, кон-, кор— обслуживает и корневые слова, начинающиеся на гласные. В своем рвении теряя конечный согласный, приставка сливается со словами, которые превращаются в коалицию, координацию, коэффициент.
   И все же самый «уподобленческий» в латыни префикс — ад.
   Уподобив свой согласный согласному слова фикс, приставка превратилась в аф. Появилось новое слово — аффикс — с двойным согласным. И с новым значением. Если фикс значило «крепкий», то аффикс — «прикрепленный». Полученное слово лингвисты используют в качестве термина. Аффиксы в языковедении — это префиксы и суффиксы, изменяющие значение корня (что мы и показали только что на примере префикса ад-).
   Этот ад — настоящий хамелеон. Вы его увидите впереди шествующим в словах с двойными согласными: агглютинация, аккумулятор, аллитерация, аннексия, аппарат, ассистент, аффект и им подобных. Помимо согласных г, в, л, н, п, с, ф, приставка ад— уподобляется, скажем, в немецком языке еще и р (там слова арест, арестант пишутся через два р).
   Приставку ад— вы теперь обнаружите сразу, независим мо от облика, который она приняла. И обнаружив, не будете в раздумье «грызть перо» — с одним или двумя согласными писать аппарат, ассистент, аффект. Конечно же, с двумя.
   А встретив заимствованное слово, начинающееся буквой а с последующими двойными согласными, вы уже будете знать: в слове примостилась знакомая приставка [12].
   Полагаю, теперь-то вы полностью согласитесь со мной, что таблички эти обладают магическим свойством — они подружили вас со многими знакомыми незнакомцами.
   Понятным становится вам образование многих слов.
   Демократия. Это сложение двух греческих слов демос — «народ» + кратос — «власть»: «власть народа», «народовластие».
   Кондуктор. Кон —это приставка, обозначающая совместность, —дук(т) — «вести», «водить». Зная такое, нетрудно понять значение слова: «тот, кто сопровождает» вас, «проводник». Акведук (аква + дук) — буквально «водопровод», ныне обозначает мост для перевода труб через ущелья, дороги и т. п.
   Все же и здесь нас могут подстерегать сюрпризы. Ведь рецептов на все случаи жизни нет. Мы узнаем греческое ката в словах катастрофа, катализ, каталог, катакомбы. Ну, а если встретится катамаран — «судно из двух корпусов с общей палубой»? Один доморощенный любитель подвергать слова этимологическому анализу расшифровал это слово так. Ката он признал греческим элементом и соответственно вывел его значение: «вниз —> сверху вниз —> вдоль». Из маран он извлек корень —мар-, который возвел к латинскому марэ — «море». Конечно —ан без раздумья отнес к суффиксу, указывающему-де на существительное мужского рода. «Ката-мар-ан, — торжественно оповестил „этимолог“, — это буквально „вдоль по морю“, то есть корабль для передвижения по морю». Ни дать ни взять «вдоль по Питерской». «Мо-ло-дец! — воскликнул не без иронии лингвист. — Вот только это не греческое ката, а тамильское катту (тамилы — народность, обитающая на побережье Южной Индии и на некоторых тихоокеанских островах). Затем не маран и не мар-ан, а марам — тоже тамильское слово. Что касается буквального перевода, то, пожалуй, правильнее было бы перевести это слово на русский как „спаренные бревна“. „Позвольте, позвольте, — на всякий случай обиделся атимологнза-тор, — но ведь мы говорим и пишем катамаран, а не „кат-тумарам“. „Возражение не выдерживает критики, — улыбнулся ученый-лингвист. — Мы говорим и пишем: шпингалет, хотя это „эспаньолет“, слесарь, хотя правильнее бы „шлёсер“. А Рим и Париж, которые следовало бы писать „Рома“ и «Пари“? Мало ли какие искажения претерпевают иноязычные слова в других языках…“
   Пусть возможные промашки вас не обескураживают. Ведь не ошибается тот, кто ничего не делает. Любознательный при желании всегда доищется искомого — заглянув в словарь иностранных слов, энциклопедии или этимологические словари.
   Вас заинтересовала история и способ создания слова автомобиль? Приглядитесь к нему. Это гибрид. Помесь греческого с латынью, образованная во французском языке. Авт(о) — первая составная часть сложных слов со значением «свой», «собственный», «сам». Мобил(ис) — «подвижный». Сложенные вместе, они образуют автомобиль, что значит «самодвижный», «самоход», то есть карета, движущаяся без помощи лошади. Таких «слов-кентавров» [13] как любил их называть писатель Лев Успенский, ученые и инженеры напридумывали предостаточно. И вы сами, занявшись этимологией, увидите-их не однажды. Но прежде чем дать вам самим поразмыслить о том, как «работаются» слова и какие они могут образовывать цепочки, хочу свести вас еще с одним словом. Его истолкование я взял из «Краткого этимологического словаря русского языка» Н. М. Шанского, В. В. Иванова, Т. В. Шанской.
   Омнибус. Заимствовано в XIX веке из французского языка. Французское omnibus < voiture omnibus [14] — «экипаж для всех», где omnibus<. латинское omnibus — «всем, каждому» от omnis — «весь, каждый». Экипаж получил свое название по каламбурной надписи на двери лавки торговца по фамилии Omnes (Омне), гласившей: Omnes omnibus — «Омне каждому»: его лавка в Нанте была вначале отправным пунктом маршрута соответствующего экипажа, введенного офицером Будри для поездок на свою Дачу.
   Первый «автомобиль» с паровым двигателем был сконструирован французским инженером Кюньо в 1769 году. А лет через сто двадцать в Европе появились автомобили с двигателями внутреннего сгорания. Лошади получили отставку, их в омнибусах заменил мотор. Дело стало за названием. Крестные отцы-французы совершили обряд переименования самым «варварским» способом. Цоначалу они лишили слово автомобиль его латинского «туловища» и греческую «голову» приставили к омнибусу. Получилось длинное неудобовыговариваемое автоомнибус. Последовала расправа таким же порядком и со словом омнибус. От него в буквальном смысле остался только хвостик —бус. Остальное было «делом техники»: к греческой «голове» пришили латинский «хвост». Так появился автобус.
   Но и это не все. В речи французов, а затем и русских автомобиль и автобус нередко стали звучать и того лаконичнее: авто. Однако не дремали и автоконструкторы. Они создали легковой автомобиль с многоместным кузовом и нарекли его по всем правилам словообразования греко-латинским микроавтобус. Онять длинно и опять неудобно. И он на наших глазах, потеряв старую добрую греческую «голову», превратился в микробус. (Но слово не прижилось. Сейчас чаще услышишь слово маршрутка. Так называют микроавтобус, выполняющий обязанности маршрутного такси.)
   Работники Аэрофлота выдвинули свое лингвообразование — аэробус (пассажиро-туристский самолет, совершающий частые рейсы на недалекие расстояния), мотивированное ничуть не больше, чем его собратец микробус.
   В стороне от словотворчества не остались и англичане. Они первым делом автобус превратили в бус. А изобретя электроавтобус, назвали его троллейбус, где английское троллей — «контактный ролик». В Москве троллейбусы появились в начале 30-х годов. Мы именовали их тогда электрическими омнибусами или электробусами. Сегодня в различного рода литературе мы можем натолкнуться на потомков омнибуса — на такие образования как минибус (малогабаритный самолет), рельсобус (автобус, способный передвигаться не только по шоссе, но и по рельсам), гидробус (термин, призванный заместить речной трамвай), дискобус (разъездная дискотека), фантастическое космобус (общественный транспорт, обслуживающий космические линии). Вот какое потомство расплодилось от двух слов двух «мертвых языков».
   Появилось у нас и слово микроавтомобиль. Подвергнется ли оно «усечению»? А чем оно лучше других? И почему, скажем, не может оно «съежиться» в микробилъ или фамильярное мики или миби!
   Да, элементы лексикона отживших, отшумевших цивилизаций продолжают жизнь в языке науки и техники. Международные термины измысливаются, «пекутся» с быстротой трудноуследимой, хотя и не всегда «с пылу с жару» проникают в общий язык. Уже при вашей жизни родились многие слова-термины, которые через печать, радио, телевидение вошли и в вашу речь, пусть не до конца понятные, не твердо усвоенные. «Коммуникационный взрыв» дает себя чувствовать все сильнее. Но современный человек в состоянии усвоить многое из того, что принесли с собой щедрые и сложные десятилетия второй половины XX века.
   Вот я листаю словарь «Новые слова и значения». И на хожу в нем термины, которые употреблялись не так давно только в узких сферах, а ныне стали достоянием литературного языка: информант (лицо, поставляющее какую-либо информацию в виде ответов на вопросы исследопа-теля), аэрономия (раздел геофизики, изучающий газовую оболочку Земли), синематика (хранилище кинофильмов), супервизор (часть управляющей программы в вычислительной системе, обеспечивающая нормальную работу машин), конформизм (сглаживание противоречий, устранение различий; единообразие, унифицированность, стандартность).
   Эти и многие им подобные слова не явятся отныне для вас словами за семью печатями.

МУДРОСТЬ В ПОРТАТИВНОЙ ФОРМЕ,

ИЛИ ГЛАВА О «ЖИВОПИСНОМ СПОСОБЕ ВЫРАЖАТЬСЯ» [15] ПОСРЕДСТВОМ КРАТКИХ, МЕТКИХ, СОЧНЫХ, ОБРАЗНЫХ ИНОСКАЗАТЕЛЬНЫХ РЕЧЕНИЙ И ГОТОВЫХ СЛОВЕСНЫХ ФОРМУЛ, ЯВЛЯЮЩИХСЯ ЖЕМЧУЖИНАМИ КОЛЛЕКТИВНОГО ИЛИ ИНДИВИДУАЛЬНОГО ТВОРЧЕСТВА И СОСТАВЛЯЮЩИХ В СОВОКУПНОСТИ ФРАЗЕОЛОГИЮ МОГУЧЕГО РУССКОГО ЯЗЫКА
 
   Мы можем выражать свои мысли готовыми комбинациями слов, словесными формулами, иначе фразеологизмами.
   Ученые еще не выработали на фразеологию единого взгляда — как классифицировать те или иные группы фразеологизмов, чем одна из групп отличается от другой, по какому принципу исследовать эти замечательные возможности и явления нашей речи. И это понятно, ибо всякого рода трудностей и тонкостей в изучении устойчивых выражений хоть отбавляй.
   Мы условимся понимать под фразеологией всю совокупность таких устойчивых сочетаний слов, которые в яркой образной форме выражают понятия, суждения, отражают явления действительности.
   Сплошь да рядом такие фразеологические единицы являются «двусмысленными», то есть, помимо своего прямого значения, имеют ярко выраженный иносказательный смысл. Более того, если мотивы создания того или иного фразеологизма забылись, то он живет тогда только в своем втором, благоприобретенном качестве.
   В такой двойной жизни фразеологизма очень трудно разобраться малышу. Он «практик» слова, и все понимает буквально. Услышит он, что сосед в мутной воде рыбку ловит — и тотчас представит себе взбаламученную сапогами заводь и соседа, извлекающего из воды рыбку за рыбкой. А другой малыш спрячет от старухи-гостьи своего любимого пса — ведь родители говорили, что она на каких-то делах собаку съела. Все очень просто. Детскому сознанию свойственна непосредственность восприятия. Это еще «святая простота», понимающая любое выражение буквально.
   Тут все дело в том, говорит К. И. Чуковский в своей книге «От двух до пяти», что мы, взрослые, если можно так выразиться, мыслим словами, словесными формулами, а маленькие дети — вещами, «предметами предметного мира». Их мысль на первых порах связана только с конкретными образами. Поэтому они так горячо возражают против наших аллегорий и метафор.
   Спрашивает, например, одна женщина у своей Наташи, четырех с половиной лет:
   — Не скажешь ли ты мне, как понять, когда говорят, что один человек хочет другого в ложке воды утопить?
   — Что ты! В какой ложке? Что это? Скажи еще раз. Мать повторяет.
   — Этого не может быть! — возражает Наташа. — Никогда не может быть!
   И тут же демонстрирует всю фактическую невозможность такого поступка: схватывает ложку и быстро кладет ее на пол.
   — Смотри, вот я! Становится на ложку.
   — Ну, топи меня. Человек не поместится… весь сверху будет… Ну вот, смотри… нога больше ложки…
   И выражает презрение к подобным оборотам взрослой речи, искажающим реальную действительность…
   Ну, а мы-то уже знаем, что иное выражение, как и слово, «имеет, — по словам одного чеховского героя, — свое таинственное… недоумение». Вместо слов неразлучные друзья наша память услужливо предложит нам другие, положим: водой не разольешь. А занимается кто-нибудь бесполезной работой — и вот, пожалуйста: он (она) воду в ступе толчет.
   Подыщем еще примеры фразеологизмов, где компонентом была бы вода. И определим их в левую колонку. А в правой расшифруем их иносказательный смысл.
 
   Мы говорим:
   А понимаем:
 
   Как в воду опущенный
   Имеющий унылый вид
 
   И концы в воду
   Скрыть все следы неблаговидного дела
 
   Как в воду кануть
   Бесследно пропасть, исчезнуть
 
   Как с гуся вода
   Ничем не проймешь, все нипочем
 
   Как рыба в воде
   В своей среде, сфере, свободно, непринужденно
 
   Много воды утекло
   Много времени прошло
 
   Много воды (в докладе, выступлении, произведении)
   Много лишнего, ненужного
 
   В огонь и воду
   Быть готовым на любой поступок во имя привязанности, идеи
 
   Прошел сквозь огонь и воду
   Бывалый, все испытавший, видавший виды
 
   Воду мутить
   Сбивать с толку окружающих, умышленно вносить неразбериху в какой-либо вопрос
 
   В мутной воде рыбку ловить
   Извлекать выгоду, пользуясь чужими затруднениями
 
   Воды не замутит
   Тихий, скромный, порядочный человек
 
   Как в воду глядел
   Угадал, правильно предсказал
 
   Носить (черпать) воду решетом
   Заниматься бессмысленной работой
 
   Вилами по воде писано
   Еще неизвестно, каков будет исход
 
   Окатить (обдать) холодной водой
   Неожиданно, досадно изумить
 
   Вместе с водой выплеснуть (из ванны) и ребенка
   Переусердствовать, пренебречь главным
 
   Набрать в рот воды
   Хранить молчание
 
   Сидеть на хлебе и воде
   Жить впроголодь, бедствовать
 
   Лить воду на мельницу
   Подкреплять доводами, фактами чью-нибудь позицию
 
   Выйти сухим из воды
   Избежать заслуженной кары
 
   Седьмая (десятая) вода на киселе
   Дальний родственник
 
   Как две капли воды
   Полное сходство
 
   Вывести на чистую воду
   Разоблачить, уличить кого-либо
 
   А вот народные изречения другой конструкции: хлеб да вода — молодецкая еда; лучше хлеб с водой, чем пирог с бедой; под лежачий камень вода не течет; кто на молоке ожегся, тот и на воду дует; после пожара за водой не бегают…
   Это — пословицы, смысл которых ясен без пояснений. Указанные словесные формулы заключают в себе давние житейские наблюдения, взгляды русского народа.
   Другие образы, мысли, сравнения, «связанные с водой», найдем мы в высказываниях других народов.
   Азербайджанцы утверждают, что проточная вода не загрязнится. Армяне иронизируют: рыба еще в воде, а он сковородку на огонь ставит. Вьетнамцы подмечают закономерность: вода в реке — рис на рынке. Узбеки философически замечают: воду, что рядом течет, не ценишь.
   Мы можем вслед за древнегреческим мудрецом воскликнуть: нельзя в одну и ту же воду (реку) войти дважды, или в соответствующих случаях ввести в свою речь библейское выражение темна вода во облацех.
   Этот список устоявшихся сочетаний слов, привычно употребляемых и правильно воспринимаемых, можно удвоить, утроить… Но мы преследуем другую целы покавать многообразие, разнородность фразеологизмов й определить возможные пути их классификации.
   По-разному можно группировать и исследовать фразеологические единицы языка.
   Все фразеологическое богатство, используемое в речи, можно рассматривать в аспекте: «свое» и «чужое». То есть, что создано русским народом, русской литературой и что создано творчеством других народов, других литератур. Тогда «своим» мы назовем, к примеру, такие обороты, как вилами по воде писано; седьмая вода на киселе; лучше хлеб с водой, чем пирог с бедой; без воды — нитуды и ни сюды…Их национальная принадлежность установлена, доказана фактами русской жизни, ее обычаями, а потому — и образами, использованными при построении фразеологизма. Вилами по воде писано — здесь вилы обозначают вовсе не орудие крестьянского труда, а круги — так они называются и доныне в ряде диалектов русского языка. Кисель, пирог — традиционные «готовки» русской кухни, а потому они являются «героями» и ряда других исконно национальных оборотов: за семь верст киселя хлебать; ешь пирог с грибами, держи язык за зубами. Если оборот пришел в нашу речь из литературного творчества, то знаем мы тогда и конкретного его автора. Без воды — ни туды и ни сюды, а также: отдыхаем — воду пьем, заседаем — ? воду льем — слова из «Песенки водовоза» В. И. Лебедева-Кумача, исполненной в кинокомедии «Волга-Волга» и крепко полюбившейся народу.
   «Чужое» же — это не всегда то, что «не свое».
   Если выражение вместе с водой выплеснуть и ребенка пришло к нам из немецкого языка (давний образ, закрепившийся благодаря М. Лютеру: «Не следует ребенка вместе с водой выплескивать из ванны»), а оборот рыба еще в воде, а он сковородку на, — огонь ставит сложился в речи армянского народа, то ряд выражений, возникших на почве библейских легенд и античных литератур и вошедших в фонд многих языков мира, мы считаем интернациональными.
   Поэтому вовсе не чужим для нас, как и для французов, англичан, немцев, является оборот в мутной воде рыбку ловить, возникший на основе одной из басен Эзопа. Хитроумный рыбак, закинув сети, стал с шумом мутить вокруг них воду, в которую и попала оглушенная и ослепленная рыба. Или темна вода во облацех (воздушных) — цитата из библейского текста. В романе «Новь» Тургенева есть такое место. Дьякон спросил однажды Гарасю: как, мол, он объясняет выражение: темна вода во облацех? — на что Гарася должен был, по указанию самого отца дьякона, ответствовать: «Сие есть необъяснимо». Как характеристика чего-то непонятного, недоступного нашему разумению этот библеизм употребляется и доныне.
   Великий испанец, драматург Л one де Вега заметил: «Если сказано хорошо, то не все ли равно, на каком языке». Это умно и правильно, но только не для исследователя языка, которому вовсе не безразлично, гений какого народа сотворил то или иное речение.
   Вполне закономерна классификация фразеологизмов по их «возрасту». В этом случае они могут нести с собой открытия для историков, этнографов, правоведов. В выражениях, которые приведены в этой главе, немудрено заметить различную степень их смысловой неразложимости и изменяемости составных частей. Поэтому лингвисты нередко группируют фразеологические обороты по признаку, спаянности слов внутри выражения, а также его мотивированности. Исходя из этого принципа мы можем условно разделить все фразеологизмы на четыре группы.
   Фразеологические сочетания, в которых одно из слоь употребляется лишь в сочетании с определенным узким кругом других слов. Такая избирательность и рождает фразеологизм со свойственным только ему значением. К примеру, рыражения трескучий мороз, втемяшиться в голову. Особенностью таких сочетаний является легкая заменяемость входящих в него редких слов другими. Действительно, трескучий мороз без ущерба для смысла заменяется словами сильный мороз, втемяшиться в голову — засесть в голове.
   Следовательно, устойчивость таких сочетаний не велика, а их значения полностью вытекают из значений входящих в них слов.
   Фразеологические единства — это такие целостные устойчивые сочетания, в которых отдельные слова не утра-тиля еще своих прямых значений, но которые в совокупности обретают переносный смысл.
   Мы в прямом смысле слова можем ловить рыбку в мутной воде, или прокатить на вороных.
   Но воспринимаем мы их в переносном, образном качестве.
   Держи карман шире, например, два века назад употребяялось в своем прямом значении. Карманом называли мешок или торбу, которую носили поверх одежды. При надобности их можно было раскрыть, «держать шире». Теперь мы вспоминаем об этих карманах, когда хотим сказать: «Как же, дожидайся! Так я и наполнил твои широко открытые „карманы“!» Или: играть первую скрипку. В оркестрах бывает не одна, а несколько скрипок: «прима», или «первая скрипка», «втора», «альт» и т. д. Из них первые скрипки считаются ведущими. Сейчас выражение первая скрипка сохраняется как музыкальный термин, а в общей речи употребляется в переносном значении: «человек, играющий главную роль, подлинный руководитель в каком-либо деле».
   Следовательно, отметим мы про себя, фразеологические единства — это образные выражения, возникшие на базе некогда свободных словосочетаний. Они, как правило, мотивированы. Они представляют собой более тесный союз слов, чем фразеологические сочетания.