Харка дал тут волю своей фантазии, а Боб с удовольствием его слушал, вставляя свои замечания и предложения, и, кажется, новый номер во всех деталях представлялся и мальчику, и опытному клоуну достаточно хорошо. Во всяком случае, Боб воскликнул:
   — Превосходный номер! Но где мы возьмем детей?
   — Я найду их среди ваших индейцев.
   — И долго ли нам придется их обучать?
   — О, это я скажу тебе только завтра, когда увижу, на что они способны.
   Так Матотаупа и Харка были приняты в число артистов.
   Несмотря на многообещающее начало, первые недели и месяцы были нелегкие. Каждое утро он с детьми индейцев разучивал новый номер до тех пор, пока не выбивались из сил, ослы и дети чуть не падали от изнеможения. Кроме того, надо было еще принимать участие в представлениях. У детей даже не оставалось времени поговорить о чем-нибудь, что не относилось к репетиции. Но они были рады и тому, что работают вместе. А Харка ухитрялся еще учиться читать и писать, а говорить стал уже совсем прилично.
   Вместе с отцом Харка упражнялся и в стрельбе из ружья, и в этих занятиях оба находили глубокое удовлетворение: это была подготовка к борьбе за свободу, это были часы, в которые росли их силы.
   Они жили вдвоем в небольшом уголке одного из фургонов. Боб с немалыми трудностями отвоевал для них этот уголок. Спали они в подвешенных гамаках. Еда, которую давали в цирке, им не нравилась, и частенько они вовсе отказывались от нее. Каждый день репетиции, представления, и почти не оставалось времени для отдыха. Только когда цирк прибывал в новый город, выдавалось немного свободного времени, и отец с сыном использовали его для того, чтобы познакомиться с новыми местами.
   Жизнь стала немного легче, когда номер с ослами был готов. Тогда Харка решил как следует отоспаться и отдохнуть и даже выбрал время, чтобы повидаться со своим старым знакомым — дрессировщиком. Он несколько дней не выступал, потому что тигрица задела лапой его голову и нужно было подлечить лицо.
   Они встретились, как и в первый раз, рано утром. Клетка была только что вымыта, и дрессировщик стоял рядом в своем мохнатом халате. Чтобы не было видно повязки, он надел шляпу.
   — А, маленький джентльмен! — приветствовал он Харку. — У серьезного мужчины сегодня хорошее настроение?
   — Ты сегодня репетируешь?
   — Да, собираюсь, но я не особенно доверяю этой бестии после того, как она понюхала моей крови. Как дела? Что же ты редко посещаешь своих братьев по племени, или тебе, как джентльмену, уже не по нраву возиться с ними, да и у тебя ведь теперь свой номер!
   — Мне не разрешают ходить к ним. Отцу — тоже. Когда репетиция, дети сами приходят к нам.
   — Отчего же так? Билл парень не мелочный.
   — Мои братья по племени два лета тому назад участвовали в восстании на Миннесоте, и теперь с ними обращаются как с пленниками.
   — А, всякое восстание — это глупость. Это все равно как если бы мой тигр захотел выскочить из клетки. Бесполезно.
   Харка, ничего не ответив, ушел от дрессировщика: он не мог слушать такие рассуждения о своем народе. Мальчик поднялся в фургон. Матотаупа сидел на полу и разглядывал карту.
   Отец очень изменился, и Харка замечал это. Взгляд у Матотаупы стал угрюмый, в глазах была тоска, как у пойманного животного, как у томящегося в плену человека. Почти ежедневно Харка заставал его над географической картой.
   Мальчик присел рядом с отцом.
   — Их очень много, — сказал Матотаупа.
   Харка знал, о ком говорит отец. В эту зиму они повидали много городов и теперь имели представление о том, насколько белых людей больше, чем краснокожих.
   — Их очень много, и они несправедливы, — продолжал Матотаупа. — Краснокожим надо бороться, иначе у них отнимут все, чем они еще владеют, отнимут прерии, горы, бизонов. Отнимут пищу и… жизнь.
   И в городе, и в этом тесном фургоне уже чувствовался запах весны. Теплый влажный ветер напоминал о тающих снегах, о полой воде… Мустанги теряли зимнюю шерсть, и Харке приходилось их перед каждым представлением скрести и чистить. А в прериях, там, где были палатки рода Медведицы, не нужно было скребницей чистить коней.
   И во время этой необычной работы мальчик словно разговаривал со своим конем, и все более и более ненавистным становился ему цирк, арена, засыпанная грязными опилками, неприятные люди, чуждые запахи, вечный шум. Харка чувствовал, что и кони скучали по просторам прерий, по бешеным скачкам во время бизоньей охоты. Грубый голос Луиса, окрики Билла действовали на Харку как яд, но он вынужден был глотать его. Как-то раз Боб задавал ослам корм, Харка сказал ему:
   — Скоро весна, и мы с отцом распрощаемся с вами.
   — Что? — переспросил Старый Боб и приложил руку к уху, как это он делал во время представления, обращаясь к публике.
   — Скоро весна, и скоро мы с отцом распрощаемся с вами.
   — Ты с ума сошел, Гарри!
   Харка не ответил клоуну, взял охапку сена и положил ее второму ослу, тому самому, с которого началась его цирковая карьера.
   — Это сумасшествие, говорю я. Может быть, ты мне ответишь, а?
   — Я не могу тебе ничего другого сказать. Мы скоро уедем.
   Боб даже побледнел.
   — А номер?
   — Ты будешь продолжать исполнять его с другими детьми.
   — Ты с ума сошел, Гарри, я же говорю, что ты сошел с ума. Твои разговоры я сейчас же передам Фрэнку Эллису, режиссеру. Развалить такой номер! Да это серьезный ущерб цирку! А для меня это просто разорение! Нет, на такое способен только необразованный, невоспитанный индсмен. Вот что значит горячая бродяжья кровь. И зачем только я учил тебя читать и писать!
   Боб был очень расстроен и, конечно, говорил такое, что в другое время ему не позволило бы сказать его доброе сердце.
   — Может быть, тебе заплатить за твои уроки, — сказал глубоко оскорбленный Харка.
   — Глупость! Глупость! Во всяком случае, хоть ты должен остаться. Об этом я позабочусь. Твой отец, наверное, более понятлив, чем ты.
   Харка задал корм остальным ослам и пошел. На следующее утро Боб не заговаривал с мальчиком, и Харка молчал. Но режиссер, во всяком случае, ничего не узнал.
   На руководителей цирка навалилось много всяких забот, и, наверное, эти заботы были покрупнее, чем заботы старого Боба и краснокожего «джентльмена». За зиму многое из оборудования цирка и реквизита пришло в негодность. Нужно было ремонтировать и палатку. Все это требовало больших затрат. Кредит, взятый осенью, подходил к концу, а время погашения его приближалось. Уже весной предстояло сделать первые платежи. Цирк должен был ежедневно собирать большую выручку, чтобы погасить и долг, и проценты по нему. Раздражение, которое все чаще и чаще овладевало директором, распространялось и на его помощника, на других служащих. Жалованье выплачивалось нерегулярно. Договоры с артистами заключались по низшим ставкам. И в результате группа акробатов на трапеции нашла себе более выгодный ангажемент и покинула цирк. Следующим ушел Буффало Билл. Он нанимался только на зиму и работал безотказно, а теперь снова отправился в прерии. Расширялись работы по постройке трансамериканской железной дороги. Работающих в прерии нужно было обеспечить продовольствием, и наступила золотая пора для охотников. Вот Билл и покинул цирк. Группой индейцев стал распоряжаться самостоятельно крикливый Луис, и ежедневно случались перепалки. Но у Луиса не было зорких глаз разведчика Билла, и Харке чаще стало удаваться встречаться со своими соплеменниками.
   Дирекция пыталась скрыть финансовые трудности, чтобы не будоражить людей. Но сведения о тяжелом положении цирка просачивались. Оно стало особенно ясным, когда жалованье заплатили с очень большим опозданием и размеры его были еще больше урезаны.
   Ночью после одного из представлений, когда палатка была уже разобрана и уложена, а фургоны стояли готовые к отъезду, Матотаупа и Харка лежали в своих гамаках.
   — Мы едем в Миннеаполис, — сказал Матотаупа сыну. — Я уже все посмотрел по карте. Этот город лежит в верховьях Миссисипи, в штате Миннесота. Там мы с тобой уйдем из цирка и поедем в прерии и леса.
   Харка долго ничего не мог ответить от радости. Когда кони тронулись, застучали по дороге колеса и гамак начал раскачиваться, он сказал:
   — Да, отец.

Последний выстрел

   Город в верховьях Миссисипи нажил богатство на торговле пшеницей и мукомольном деле. Он вырос так же быстро, как росли и многие другие американские города после окончания гражданской войны.
   Принадлежащая пожилой даме вилла была окружена садом. Одно из окон было открыто, и теплый весенний ветерок шевелил занавеску. У окна сидела маленькая девочка, личико ее раскраснелось от старания: она выполняла упражнение по чистописанию. Ровненькие буквы с правильным нажимом выстраивались на линейках тетради. На окне стояли цветы, жужжала пчела, привлеченная их запахом, но девочка ничего не видела и не слышала — она писала. Она не слышала и размеренных ударов маятника больших часов, не обращала внимания на голоса в соседней комнате, только время от времени она нетерпеливо отбрасывала светлый локон, то и дело спадающий на глаза. Ее лобик был даже влажен от усердия. Еще бы, если она хоть одну букву напишет не так как надо, ее не возьмут в цирк. Так сказала тетя Бетти.
   Тетя Бетти вообще не хотела пускать девочку в цирк, хотя отец и разрешил и уже ушел за билетами. И конечно, она будет строго проверять ее урок, а если найдет к чему придраться, то можно лишиться такого удовольствия.
   Наконец дописана последняя буква. Кэт посмотрела в тетрадку и осталась довольна. И только теперь окружающий мир для нее ожил: она услышала и пение птиц, и жужжание пчелы, и мерные удары маятника, и голоса в соседней комнате. У тети Бетти была в гостях ее старая подруга. Кэт откинулась на спинку стула и задумалась: какое платье ей надеть? Какие билеты купит отец? Конечно, в ложу, это ясно. Хотя у папы и не так много денег, как у тетушки Бетти, но он не любит казаться бедным. И это не его вина, что он небогат, виноваты во всем индейцы-дакоты. Эти разбойники и бандиты во время восстания спалили бабушкину ферму в Миннесоте. Кэт знала об этом не потому, что очень уж интересовалась деньгами, а потому, что ей об этом каждый день твердила тетушка Бетти. Тетушка была вдовой очень богатого мукомола. Она взяла к себе Кэт после того, как бабушка, у которой она воспитывалась после смерти матери, погибла во время восстания. По мнению тетушки, Кэт получила плохое воспитание на далекой ферме запада.
   Отец Кэт был офицером, и, пока шла гражданская война, виделись они очень редко. Сейчас отец был в отпуске. Скоро он вернется из города, и, уж конечно, поход в цирк состоится.
   Тетушка Бетти довольно громко разговаривала со своей подругой, и девочка невольно прислушивалась к ее словам.
   — Ах, ты возьмешь Дугласа на вечернее представление… Ну, он юноша, это совсем другое дело. Но наша маленькая нежная Кэт, она пережила столько ужасов… ее нужно беречь. Я просто не понимаю отца. Разумеется, там верховая езда, потом вечером вдвое дороже билеты и собирается только избранное общество. Но это просто ужасно: смотреть на этих сиу-дакотов, этих убийц и поджигателей. Впрочем, люди таковы, что именно это их, может быть, и притягивает. Но как только я вспомню об убытках, которые мы потерпели в результате пожара… Кэт, прелестная малышка, стала нищей… И после случившегося смотреть на этих людей, фу, что я говорю людей, не людей — бандитов! Я считаю, что это необдуманно он решил. Это просто непедагогично. К тому же я не уверена, что Кэт настолько хорошо выполнила урок, что заслуживает поощрения. Я прошу тебя, купи билеты на это представление. Мой племянник расточитель, он не бережет свое состояние, и мне не хотелось бы, чтобы билеты покупал он. Хотя он, наверное, постарается это сделать.
   — Ведь он, по-моему, за билетами и отправился…
   — Все равно, я должна это сделать раньше его.
   — Но ведь уже, наверное, все билеты распроданы. Ведь ты имеешь в виду вечернее представление?
   — Да, и, разумеется, без Кэт.
   — Дугласу будет очень обидно.
   — Мне очень жаль, Анни, но не должны же дети всюду ходить с нами. Нужно иметь принципы, и только тогда можно воспитать настоящий характер.
   Девочка, невольно слушающая весь разговор, не могла сдержать слез. «Ах, уж лучше разорвать эти каллиграфические упражнения! Но тогда будет еще хуже: тетушка Бетти опять станет говорить отцу, что его дочь очень плохо воспитана, и это испортит весь его отпуск».
   И тут Кэт увидела в окно возвращающегося отца. Это был стройный мужчина среднего роста. Костюм, хотя и не слишком новый, сидел на нем безупречно. Отец тоже увидел Кэт, и его светло-голубые глаза засияли. Девочка сразу же постаралась уничтожить следы слез.
   Когда Кэт позвали в соседнюю комнату, отец уже преподнес тетушке цветы, и она благодарила его, но так холодно, что девочка даже обиделась на нее. Подруга тети — госпожа Анни Финлей — поправила на Кэт платьице, пока тетушка ставила цветы в вазу. Благодаря жизнерадостности Сэмюэла Смита настроение обеих дам заметно улучшилось. Он сохранил жизнерадостность, даже пережив кошмарную ночь, когда потерял мать и еле отыскал свою дочь. Только побелела его голова. Седые волосы и молодое лицо! Люди, не представлявшие себе ужасов той ночи, находили этот контраст интересным.
   — Я достал билеты на вечернее представление. И самое замечательное, тетушка Бетти, что мне удалось заполучить ложу рядом с семейством Финлей. Да, да, мы повстречались с мистером Финлей по дороге. Дети будут сидеть рядом.
   — Но, Сэмюэл, ты подумай только, неужели ты решился взять Кэт на вечернее представление?
   Тут уж вмешалась госпожа Финлей.
   — Какая великолепная мысль с этими соседними ложами!
   — Конечно, конечно, Анни, это прелестно. Но я только думаю… Кэт! Такое возбуждение вечером! Ребенок всю ночь не будет спать.
   — Да, но у нас впереди святое воскресенье. Служба начинается в десять часов, — заметил Смит. — И потом номер «В саду лорда» — это специально для детей. А остальное — лошади. И ведь девочка сама умеет ездить верхом.
   — Жаль, жаль… впрочем, как хочешь, Сэмюэл, ты отец… Но то, что мы будем сидеть рядом с семейством Финлей, — это великолепно.
   Сказав для приличия еще несколько ничего не значащих фраз, Смит покинул дам и отправился к Кэт посмотреть ее работу.
   — Ты в самом деле прекрасно выполнила задание.
   Кэт покраснела.
   — Ты всегда справедлив, — сказала она. — Я очень старалась.
   — Девочка, ты не испугаешься, увидев индейцев? В крайнем случае, я перед последним номером отвезу тебя домой, его совсем не обязательно тебе смотреть.
   — Я совсем не боюсь, папа, если ты со мной, совсем не боюсь. В цирке будут, конечно, не те ужасные индейцы, которые сожгли ферму и посевы, им, разумеется, нечего делать в нашем городе. И среди индейцев ведь тоже есть христиане и хорошие люди.
   — Ты думаешь?
   Лицо Сэмюэля Смита передернулось, на нем промелькнуло какое-то жестокое выражение, которое Кэт редко случалось видеть.
* * *
   А утром того дня, когда у богатой вдовы происходила эта маленькая перепалка, в цирке все поднялись очень рано. Матотаупа и Харка только что помылись и оделись, когда наступило давно ожидаемое ими событие. Да, они ждали его, и все-таки случилось оно неожиданно. В дверь фургона просунулась голова Рэда Джима.
   — Хо! Великолепно! Оба здесь — и Топ и Гарри! Замечательные артисты, создавшие блистательный номер! Доброе утро!
   Он раскрыл дверь и попытался втиснуться в крохотное помещение, в совсем небольшое пространство между двумя индейцами.
   — Нам надо срочно поговорить. Этому фургону и вашим представлениям — конец. Собирайтесь в поход на дикий Запад. Вероятнее всего, мы отправимся втроем через каких-нибудь несколько дней. Сегодня кассовый сбор заберет кредитный банк, но выручка за завтрашний день и за послезавтра принадлежит мне. Теперь я верну свои деньги. Мерзавцы с прошлой осени не заплатили мне ни цента, но теперь у меня в руках исполнительный лист и они от меня никуда не денутся. Радуйтесь, старые друзья, что эти последние дни вы работаете для меня. И тогда мы двинемся в прерии, которым принадлежим. Сегодня представление должно быть непревзойденным, чтобы и завтра и послезавтра были полные сборы. А я сделал господину директору и Фрэнку Эллису новое блестящее предложение. Итак — до понедельника.
   Рэд Джим торопился. Он исчез прежде, чем Матотаупа и Харка смогли что-нибудь ему сказать. Впрочем, они и не знали, что сказать.
   Когда индейцы направились к конюшне, им бросилось в глаза царившее вокруг оживление. Режиссер прибежал с новой афишей и послал в город расклеивать ее.
   Харка обратил внимание на некоторые надписи, выделявшиеся на афише:
   «Сенсация!
   Всемирно известный укротитель индус Махатма обнаженный с бенгальскими тиграми!
   Гарри, сын Ситтинга Булла, спасает леди от столба пыток!
   Скачки на арене!
   Перестрелка между индейцами и ковбоями!
   Дети лорда, или Ужасное происшествие в саду!»
   Харка стиснул зубы: он не переносил лжи, а преувеличения в афише режиссера он считал ложью.
   На арене около подготовленной для репетиции клетки мальчик увидел укротителя. Укротитель волновался, халат висел у него на одном плече. Он нетерпеливым движением скинул его, бросил на барьер и остался в одном телесного цвета трико. Харка заметил, что под трико надета кольчуга.
   — Сегодня я иду на все, понимаешь ты! — сказал укротитель мальчику. — Я хочу, чтобы ты был около двери клетки. Ты лучше других поймешь, когда действовать.
   Харка молча принял это поручение.
   Волнение человека передавалось хищникам, они упрямились, и даже самый спокойный лев по ошибке сел не на свою тумбу и зарычал, когда его заставили менять место. Потеряв обычное хладнокровие, укротитель кричал на зверей, тигры били лапами по решетке, грызли железные прутья.
   — Вот это хорошо! Хорошо!
   Харка оглянулся. Подходил режиссер — Фрэнк Эллис.
   — Видишь, оказывается, можно работать и поживее, — продолжал он, остановившись рядом.
   Укротитель взял пистолет. Прогремел выстрел. Животные не привыкли слышать на репетиции выстрелы, и это вконец разозлило их. Тигр бросился на укротителя и лапой ударил его по руке с пистолетом. Человек покачнулся, но устоял на ногах и следующим выстрелом ожег шкуру зверя, тигр зарычал и приготовился к новому нападению.
   — Великолепно! Великолепно! — сказал Фрэнк Эллис.
   Тигрица стала подкрадываться к укротителю сзади, кончик хвоста ее ходил из стороны в сторону — она тоже была готова к прыжку. Укротитель не мог отвести глаз от разъяренного тигра.
   — Шланги с водой! — произнес Харка. — И тигрицу вон из клетки.
   Мальчик тут же ухватился за падающую дверь.
   — Оставь, дурак! — прошипел Эллис.
   Укротитель заткнул пистолет за пояс и бичом ударил тигра по морде. Но тигр не собирался отступать.
   — Уберите тигров! — закричал укротитель.
   Харка, несмотря на запрещение Эллиса, поднял дверь. Львы сразу же бросились в проход. Тигрица после некоторого колебания побежала за ними. Харка держал дверь до тех пор, пока укротитель выстрелами из пистолета и хлопаньем бича не загнал в проход и разъяренного тигра. Харка моментально опустил дверь. Укротитель тяжело дышал и растирал ушибленную руку.
   Эллис повернулся к Харке, поиграл стеком, который всюду носил с собой, и сказал:
   — После вечернего представления придешь ко мне. Придется тебя наказать.
   — После представления никто не придет к вам, — спокойно сказал Харка и пошел от клетки.
   Эллис с яростью посмотрел вслед юноше и обратился к укротителю, который подошел к нему:
   — Я вижу, что сегодня вечером вы будете работать получше, да и ваши животные становятся забавнее. Но если мы не получим большого сбора… О, вы сами хорошо понимаете, что тогда с нами будет.
   Харка нашел отца около фургонов. Матотаупа разговаривал с Поющей Стрелой. Харка понял, что Поющая Стрела приглашает отца к индейцам. Визгливый распорядитель Луис, вероятно, сидел уже в каком-нибудь кабачке, во всяком случае, он просил Поющую Стрелу постараться, чтобы Фрэнк Эллис не заметил его отсутствия, и поэтому Матотаупа, не раздумывая долго, сказал:
   — Я приду, — и, повернувшись к сыну, добавил: — Ты можешь пойти со мной.
   Труппа индейцев занимала два фургона, которые стояли несколько в стороне и были отделены от остальных фургонов загородкой. Индейцев вместе с пятью ребятишками и глубоким стариком, который не принимал участия в представлении, было тридцать человек. Все они помещались в одном фургоне, внутренность которого представляла собой одно сплошное, ничем не разграниченное помещение. Одеяла были разложены в строгом порядке, а пол так же чист, как когда-то в их родных палатках-типи.
   Харка с отцом вошли в фургон.
   — Я здесь, — сказал Матотаупа.
   Навстречу вышел тощий, словно высохший старик. Наверное, он был старше Хавандшиты и видел больше чем сто зим. Тысячи морщинок словно оплели его лицо, и только глаза жили на этой сморщенной маске.
   — Матотаупа, — сказал он, — открыты ли твои уши? Я слышу, как шумит Миссисипи, пробиваясь сквозь утесы, хотя уже семь лет и семь зим прошло с тех пор, как я последний раз на каноэ переплывал эту реку. Ты чувствуешь, чем пахнет ветер, Матотаупа? Тает снег в прериях и лесах, земля пьет воду; пробуждаются травы, распускаются почки деревьев. Видят ли твои глаза, Матотаупа? Посмотри, здесь десять воинов племени дакота. Они на земле своей родины, но они не свободны, они как волки или лисицы в руках у белых. Родичи наши, наши братья, сыновья, дочери ушли от белых в далекие леса севера, в Канаду. Что же нам теперь делать, Матотаупа, скажи? Мы неспокойны, как жаждущие бизоны, которые почуяли запах воды.
   — Уходить, — спокойно сказал Матотаупа.
   — Белые люди не дадут нам уйти.
   — Они будут пытаться помешать, но нам надо быть хитрее. Нас немного. Уйти нужно во время представления. Вы оденетесь в платье белых и уйдете. Я догоню вас.
   — Но у нас нету одежды, которую носят белые.
   — Поющая Стрела купит ее сегодня. Я дам ему золото и серебро с изображением молнии. Хау.
   — Хорошо. Мы будем ждать. Но что надо делать нашим мужчинам?
   — То, что я прикажу. Если вы готовы к этому, я вас поведу. Хау.
   — Хау. Пусть Матотаупа будет нашим вождем, мы согласны ему подчиниться.
   У Матотаупы был табак и огниво. И, хотя курение в расположении цирка было строго запрещено, они все-таки раскурили трубки.
   Когда трубки были выкурены, Матотаупа вручил Поющей Стреле несколько долларов.
   И тут снаружи послышалась какая-то беготня и крики. Было похоже, что кого-то ищут. Матотаупа и Харка поспешили покинуть фургон и незамеченными прошмыгнули в конюшню. И только тут, как следует прислушавшись, они поняли причину волнения.
   — Тигрица сбежала! Тигрица сбежала!
   Харка подошел к клетке и убедился, что тигрицы нет, однако клетка была в целости и заперта на замок.
   — Где укротитель? Рональд! Рональд!
   Харка побежал к фургону укротителя, Матотаупа остался у лошадей: раз тигрица на свободе — она может наброситься на них.
   Фрэнка Эллиса тоже не было видно, и это было на него не похоже. По-видимому, он спрятался в фургоне дирекции.
   А что, если тигрица убежала из цирка? Тогда придется сообщить полиции, и можно себе представить, что произойдет в городе! Но и сейчас в цирке была полная сумятица, и Поющая Стрела мог спокойно отправиться в город за покупками, никто не обратил на него внимания.
   И вот Харка у фургона, половину которого по специальному разрешению директора Рональд занимал один. Юноша позвонил, спокойно открыл дверь и вошел. С таким же спокойствием он прикрыл за собой дверь и… замер. Перед ним стоял режиссер. На откидной койке лежал Рональд, еще не снявший кольчуги. Рядом с ним на полу спокойно сидела тигрица. Она положила свои лапы на грудь Рональда, голова ее была рядом с лицом укротителя, и он спокойно поглаживал ее по шее. А она даже щурила от удовольствия глаза, ее хвост чуть-чуть подрагивал. Она повернула морду к вошедшему Харке, но увидела прежде всего Фрэнка Эллиса и заурчала. Ну и великолепные же клыки, как они ослепительно сияют! Ее оскал и урчание напоминали о том, что существуют девственные леса, темные ночи и что человек — существо маленькое и беззащитное.
   Харка тоже потихоньку повернул голову и посмотрел на Фрэнка Эллиса. Он был не выше юноши. Лицо Эллиса было бело как мел.
   — Извольте стоять спокойно! Совершенно спокойно, Эллис, — сказал укротитель. — Я ничем не смогу вам помочь, если вы хоть чуть пошевельнетесь, я не сумею вас спасти. Но если вы будете стоять как соляной столб, зверь не тронет вас, и мы сможем хорошо провести время. Я вам давно хочу кое-что рассказать. Нет… нет. Ни слова. Тигрица не переносит вашего голоса. Любое ваше слово может вызвать ее ярость. Ах, что же я вам хотел сказать?.. Да, я действительно не знаю, как тигрица выбралась из клетки, ведь я же не ясновидящий. Если бы я сам выпустил ее, я бы, вероятно, помнил это, ведь я не лунатик. Во всяком случае, тигрица пришла ко мне. Воспитанный зверь, не правда ли? Представьте себе, ведь она могла растерзать наших лучших коней, но она даже и не подумала это сделать, она просто пришла ко мне. Нет, вы только поймите, не поддающийся дрессировке бенгальский тигр из джунглей и — как домашняя кошка! Это необыкновенно! Это сенсация из сенсаций! Вы не находите?