10 сентября вышли из Нарвика в Альтенфьорд. Об этом передвижении доложили
патрулирующие у берега субмарины, одна из которых, "Тигрис", провела
неудачную атаку на "Шеер". Вплоть до 14 сентября "Тир-пиц" оставался на
своей якорной стоянке возле Тронхейма. В тот день с одной из британских
152


"каталин" поступило сообщение, что линкора на месте нет, и в
адмиралтействе началась паника, особенно когда выяснилось, что он не
присоединился к другим кораблям в Альтенфьорде. Торпедоносцы из Ваенги были
срочно отправлены на поиски, но ничего не обнаружили и вернулись на базу. Но
18 сентября "Тирпиц" снова оказался на своей якорной стоянке. Вероятно, он
проводил испытания в Вестфьорде.
Воздушный бой над PQ-18 возобновился 14 сентября в 12.35. Именно в это
время на правом траверзе конвоя были замечены 20 торпедоносцев. Они шли
достаточно низко, поэтому не были обнаружены радаром. На подходе к конвою
они разделились на две группы: одна устремилась к "Мстителю", другая -- к
"Сцилле" и эсминцам. Судя по изменению тактики, противнику пришлось не по
нраву присутствие в эскорте истребителей с авианосца, как и возросшая
огневая мощь эскорта. На этот раз "Мститель" был готов к атаке. В
сопровождении двух эсминцев, которые повторяли каждое движение авианосца
(как рыба-лоцман, плывущая рядом с акулой), авианосец на большой скорости
вырвался вперед, чтобы обеспечить себе пространство для маневра, а затем с
его палубы поднялись 6 истребителей и ринулись навстречу врагу. Корабль ПВО
"Алстер Квин" также покинул Походный ордер, чтобы оказать помощь авианосцу
своими 4-дюймовыми орудиями. "Зрелище не могло не радовать глаз, -- позже
вспоминал Бур-нетт. -- "Мститель" летел перед конвоем, а с его палубы один
за другим взмывали в небо истребители, затем корабль развернулся и,
преследуемый торпедоносцами, снова направился в сторону конвоя". Атака
стоила немцам 11 самолетов. В конвое потерь не было. Еще не успели уцелевшие
торпедоносцы скрыться за горизонтом, как в небе появи-
153


лись 12 "Ju-88" и начали пикировать на конвой. Бомбы рвались очень
близко к кораблям, одна из них едва не угодила в "Мститель", но ущерб
нанесен не был, а противник потерял еще один самолет. Когда бомбометание
закончилось, снова появились торпедоносцы. Они, как и ранее, разделились на
две группы, одна из которых пошла на "Мститель". Однако в небе над ним
находилось 10 истребителей. Эта атака стоила немцам еще 9 самолетов. Правда,
на этот раз не обошлось без потерь в конвое. Судно "Мери Люкенбэк",
находившееся в правой колонне конвоя, было торпедировано и взлетело на
воздух. Взрыв был такой силы, что волной накрыло соседний пароход "Натаниель
Грин". Обломками повредило упаковку палубного груза. Многие суда конвоя
везли по 2 -- 3 тысячи тонн тринитротолуола, и для экипажей не была тайной
вероятность при попадании торпеды взлететь на воздух. Во время операции были
сбиты три "харрикейна", но летчиков удалось спасти. Последняя в тот день
атака началась в 2.30, когда сзади подошли 20 бомбардировщиков и начали
бросать бомбы через разрывы в облаках. Несмотря на тяжелые условия -- цели
можно было заметить лишь мельком, -- был сбит еще один вражеский самолет
Затем небо плотно затянуло облаками, и защитники конвоя получили
благословенную возможность перевести дух. Воздушный налет длился три часа На
следующий день облачность оставалась низкой, но в промежутке между 12.45 и
15.35 в небе появилось около 50 самолетов, искавших разрывы в облаках.
Всякий раз, когда их удавалось увидеть, артиллерийские расчеты открывали
яростный огонь. Противник потерял три самолета, в конвое потерь не было.
Теперь PQ-18 находился в 400 милях от ближайшего немецкого аэродрома, но,
учитывая погодные условия, лет-
154


чики были вынуждены прекратить атаки. Асы Геринга потопили 9 судов, при
этом потеряв 34 самолета. Такой баланс рейхсмаршал не мог считать
удовлетворительным.
Но несчастья конвоя PQ-18 еще не закончились. В непосредственной
близости от него находились 3 немецкие подводные лодки, еще 12 рыскали
неподалеку. Две субмарины выдали свое присутствие на поверхности благодаря
тонким струйкам дыма из газовыхлопных шахт. Их отогнал эсминец
"Благоприятный". В три часа ночи 16 сентября одна из лодок была успешно
атакована эсминцем "Движущий", когда она пыталась поднырнуть под экран на
левом траверзе конвоя. Впоследствии выяснилось, что это была "U-457",
торпедировавшая "Ателтемплер". В тот же день "Благоприятный" и "Оффа"
неудачно атаковали еще одну замеченную на поверхности вражескую подводную
лодку. После этого на все немецкие субмарины, находящиеся вблизи PQ-18,
поступил приказ группы "Север" следовать к конвою QP-14, который вышел из
Архангельска 13 сентября и должен был появиться из горла Белого моря. Его
история будет рассказана в следующей главе.
Вечером Бурнетт начал перемещать свои силы от PQ-18 к QP-14. Операция
проводилась в три этапа, чтобы сделать ее менее заметной для врага. Кроме
"Мстителя" и боевого эскорта, он взял с собой корабль ПВО "Элинбэнк",
танкеры "Грей Рейнджер" и "Блу Рейнджер" и две субмарины. С караваном PQ-18
остались: корабль ПВО "Алс-тер Квин", а также эскорт из 3 эсминцев, 3 минных
тральщиков, 4 корветов и 4 траулеров. На следующее утро к нему подошли два
больших советских эсминца; еще два размером поменьше пришли днем позже. На
больших эсминцах имелись четы-
155


ре 5-дюймовых орудия с углом подъема 45 градусов, а также два
3-дюймовых орудия. Они оказались очень полезными, когда конвой в 8.20 18
сентября в районе мыса Канин Нос снова подвергся атаке с воздуха. 12
торпедоносцев "Не-111" приблизились с правой стороны и сбросили свои торпеды
с расстояния 3 -- 4 тысячи ярдов. По мнению коммодора, у судов были все
шансы уклониться от несущихся к ним торпед, но пароход "Кентукки" получил
пробоину. Аналогичная атака часом позже была для немцев неудачной, но на
этот раз к торпедоносцам присоединились бомбардировщики "Ju-88". Одна из
бомб угодила в злосчастный "Кентукки", решив его судьбу. В конвое было судно
с катапультой "Эмпайр Морн" и, конечно, истребитель "харрикейн". Его пилот
до сих пор оставался пассивным наблюдателем происходящих вокруг трагических
событий, но дождался своего часа. В результате его умелых действий было
сбито еще 3 немецких бомбардировщика. Выполнив свою миссию, пилот
"харрикейна" полетел к берегу и благополучно приземлился на одном из
советских аэродромов, имея в баках всего лишь 4 галлона1
горючего. Конвой прибыл в устье Двины 19 сентября, но, прежде чем суда
успели пришвартоваться у причалов, налетел сильный порывистый ветер,
вынудивший их искать более защищенные якорные стоянки. В это время появилось
еще 12 "юнкерсов", которые в течение часа сбрасывали бомбы, к счастью не
причинившие вреда 21 сентября в гавань вошли три судна, ранее севшие на мель
и оставшиеся под охраной "Алстер Квин". Их бомбили все время, пока они ждали
прихода буксиров. Очевидно, немцы хотели компенсировать свои потери.
0x08 graphic
Чуть больше 18 литров. Один галлон равен 4,54 л.
156


Из 40 судов, покинувших Лох-Ю 2 сентября, 13 были потеряны, несмотря на
значительно более сильный, чем обычно, эскорт, которым был обеспечен конвой.
Но ни один из предыдущих конвоев не подвергался таким упорным воздушным
атакам, в которых участвовали, по самым скромным подсчетам, более 100
торпедоносцев и чуть меньшее количество бомбардировщиков. Что было более
важным, противник лишился уверенности в своей способности рассеять конвой,
угрожая только атакой с воздуха. Враг убедился, что истребители с авианосца
не дают приблизиться к конвою, чтобы атаковать, а надежный экран, образуемый
военными кораблями вокруг конвоя, делает торпедирование судов во внутренних
колоннах конвоя делом, имеющим мало шансов на успех. Бурнетт сомневался,
считать операцию успешной или неудачной, но если бы он мог узнать мнение
немцев, то решил бы: боевой эскорт себя оправдал.


    Глава 9 КОНЕЦ НАЧАЛА


Это еще не конец. Это даже не начало конца. Вероятно, это конец начала.
У.С. Черчилль, 10 ноября 1942 года
Теперь мы должны проследить за приключениями каравана QP-14 при его
движении на запад и участием в них контр-адмирала Бурнетта, умного человека
и способного моряка, отдававшего всего себя борьбе с обстоятельствами.
В QP-14 входили главным образом уцелевшие суда из конвоя PQ-17, поэтому
он был небольшим -- всего 15 судов. Его вел неукротимый коммодор Даудинг,
поднявший свой брейд-вымпел на "Гласе океана", который был коммодорским
судном в конвое PQ-16 и едва не угодил под бомбы. В эскорт вошли корабли ПВО
"Паломарс" и "Позарика", 2 эсминца, 4 корвета, 3 минных тральщика и 3
траулера. Командовал эскортом капитан Дж. Кромби, старший офицер флотилии
минных тральщиков. Его вклад в обеспечение безопасности конвоя трудно
переоценить.
158


Читатель, без сомнения, вспомнит, что согласно приказу немецкой группы
"Север" тяжелые корабли теперь должны были использоваться для атаки на
обратные конвои при прохождении ими Баренцева моря. Для этой цели в
Альтенфьор-де находились крейсеры "Хиппер" и "Кельн", "карманный" линкор
"Шеер" и 4 эсминца. Но 13 сентября (в день, когда QP-14 вышел из
Архангельска) Гитлер позвонил адмиралу Редеру и предостерег его от излишнего
риска: потери могут быть, но только с соответствующими результатами.
Гросс-адмирал знал о существовании боевого эскорта эсминцев, не было для
пего тайной и пребывание в водах у Северной Норвегии британских субмарин,
обнаруживших свое присутствие при неудачной атаке на "Шеер". Он не должен
был забывать о перебазировавшихся на север СССР воздушных эскадрильях,
присутствии в море британского флота и о постоянном наблюдении за его
кораблями с воздуха. Оценив указанные факторы, гросс-адмирал пришел к
разумному выводу, что риск слишком велик, и отменил намеченную операцию.
Интересно, что адмирал Паунд как-то заметил премьер-министру, что если бы
Редер командовал всем флотом, включая подводный, и Военно-воздушными силами
Германии, то смог бы гарантировать прекращение движения русских конвоев в
обоих направлениях. Если бы Гитлер не был столь невежественен во
флотоводческой деятельности и не накладывал уродливые ограничения на
действия своего командующего флотом, история могла совершить другой виток.
Погода благоприятствовала прохождению конвоя. На пути постоянно
встречались полосы густого тумана, изредка налетали снежные шквалы,
затруднявшие действия авиации. Было очень хо-
159


лодно, из-за обледенения самолеты с "Мстителя" не могли вести
постоянное патрулирование в небе над конвоем. В этом им здорово помогали
"ката-лины", вылетавшие из Кольского залива. Противник не был осведомлен о
точном маршруте конвоя, поэтому первоначальная диспозиция субмарин оказалась
неудачной. Им были даны инструкции патрулировать вдоль 200-милыюй линии
между южной оконечностью Шпицбергена и Медвежьим. Но когда лодки заняли
указанные позиции, конвой уже успел пройти этот участок и находился намного
западнее. Когда это стало известно из сообщения самолета-разведчика,
обнаружившего конвой утром 18 сентября, подводные лодки на полной скорости
устремились в погоню. Вскоре три субмарины были замечены на северо-востоке
от конвоя, они даже атаковали одно судно, к счастью неудачно.
Танкеры "Грей Рейнджер" и "Блэк Рейнджер", отдавшие кораблям эскорта на
переходе 5600 тонн топлива, истощили свои запасы. Адмирал Бурнетт, не
желавший ослаблять боевой эскорт в критический момент, отправил два эсминца
в Лоу-Саунд за танкером "Олигарх". Ненастная погода, казалось, представляет
отличную возможность сбить со следа вражеские субмарины и самолеты. Бурнетт
решил, что утром 19 сентября, когда конвой минует южную оконечность
Шпицбергена, он изменит курс и направится вдоль западного побережья
Шпицбергена, увеличив расстояние до немецких аэродромов на севере Норвегии.
К тому же они пойдут навстречу приближающемуся танкеру. Чтобы быть
уверенным, что вражеские субмарины, преследующие конвой, не смогут заметить
изменение курса, за час до этого он приказал эсминцам занять места в конце
колонны и следовать первоначальным
160


курсом еще б миль после того, как конвой повернет на северо-запад,
затем на максимальной скорости идти на соединение с конвоем. Он также
приказал осуществлять постоянное патрулирование воздушного пространства над
замыкающей частью колонны, чтобы подводные лодки (если они преследуют
конвой) оставались во время изменения курса под водой. Эта предосторожность
была не излишней: три вражеские субмарины, спешившие за конвоем, были
вынуждены уйти под воду. Все было бы хорошо, не появись в самый неподходящий
момент вражеский самолет-разведчик. В 8.20 конвой изменил курс, но
оставалось неясным, заметили этот маневр с самолета или нет. Преследовавшие
конвой подводные лодки появились снова двенадцать часов спустя.
После выхода из Белого моря от конвоя отбилось 2 судна. Одно из них
внезапно появилось из тумана неподалеку от конвоя, причем с того
направления, откуда ожидалась атака вражеских кораблей, заставив Бурнетта
пережить несколько неприятных минут. Второе судно было найдено тем же
вечером, но оно не могло поддерживать скорость конвоя, и его отправили в
Лоу-Саунд к "Блу Рейнджеру", с которым оно впоследствии вернулось в
Великобританию.
За десять дней, в течение которых немецкие подводные лодки преследовали
оба конвоя, им удалось потопить только три судна. Но неожиданно удача
улыбнулась им, и в течение следующих трех дней они сумели отправить на дно
два корабля эскорта, три торговых судна и один танкер. Их первой жертвой
стал тральщик "Леда", шедший замыкающим в конвое. В 17.20 20 сентября его
торпедировала и потопила "U-435", посчитав его эсминцем. 14 членов экипажа
тральщика погибли. По приблизительной оценке, во-


круг конвоя находилось не менее пяти вражеских субмарин, поэтому
самолеты и эсминцы вели постоянный поиск, правда безуспешно. В 15.20
"Р-614", одна из двух британских субмарин, находившихся в составе эскорта,
заметила "U-408" и начала преследование. К сожалению, атака оказалась
неудачной, и торпеды прошли мимо. Вечером того же дня "U-255" выпустила три
торпеды по американскому судну "Серебряный меч", одному из тех счастливчиков
из PQ-17, которым удалось избежать уничтожения благодаря мужеству лейтенанта
Грэдуэлла -- командира траулера "Айршир". Все торпеды попали в цель. Судно,
которому пришлось пройти через столько опасностей, погибло уже на подходе к
дому. В этом эпизоде следует отдать должное умелым действиям командира
немецкой подводной лодки, хотя немалую роль сыграли неблагоприятные условия
для гидролокационного поиска, вызванные летним таянием льдов, -- фактором,
которому в те времена не давали должную оценку.
Поскольку конвой уже находился за пределами дальности полета немецких
бомбардировщиков, Бурнетт решил отправить авианосец "Мститель" и крейсер
"Сцилла" на базу. Предварительно он запросил помощь береговой авиации в
осуществлении противолодочного патрулирования над конвоем, дав передышку
пилотам с "хар-рикейнов" "Мстителя", которые в течение десяти дней почти не
выходили из боя. Кроме того, он считал возможной атаку со стороны вражеских
подводных лодок и не хотел подвергать дорогостоящие корабли риску без острой
необходимости. К сожалению, все силы береговой авиации были брошены в бои,
которые развернулись над конвоями в Северной Атлантике. Адмирал об этом не
знал. Поэтому он перенес свой флаг на
162


эсминец "Милн" (командир -- капитан Кэмп-белл), и оба корабля
отделились от флотилии и ушли на базу. Они еще не успели скрыться за
горизонтом, когда "U-703" торпедировала эсминец "Сомали" (класс "Трибальд")
под командованием лейтенанта-коммандера К. Мауда. Погода была тихой, и
имелись неплохие шансы спасти корабль. Поэтому поврежденный эсминец был взят
на буксир таким же эсминцем "Ашанти" (капитан Р. Онслоу), а еще три эсминца
и траулер "Лорд Мидлтон" были выделены для охраны. Таким образом, конвой
остался с 12 эсминцами и ближним эскортом из 9 кораблей. На следующее утро
появившаяся в небе "каталина" вселила в души моряков надежду, что просьба
адмирала о помощи будет выполнена. К несчастью, уже через несколько часов
самолет был сбит подводной лодкой, которую он атаковал, и никакой замены не
последовало.
Днем 22 сентября, убедившись, что буксировка идет нормально, Бурнетт
передал командование капитану Скотт-Монкрифу на эсминце "Фол-кнор" и взял
курс на Скапа-Флоу. Ровно через час подводная лодка "U-435" проникла сквозь
экран эскорта и с промежутками в пять минут торпедировала три судна: танкер
"Грей Рейнджер", "Беллингем" (еще одно уцелевшее судно из PQ-17) и "Глас
океана" коммодора. Снова коммодор Даудинг оказался в ледяной воде, ожидая
помощи. К счастью, спасательные суда находились поблизости, и он, как и
большинство офицеров и членов экипажа погибших судов, был поднят на борт.
Это была последняя атака, вскоре вражеские лодки были отозваны. Но теперь
конвой столкнулся с другим противником -- налетевшим с севера штормом. Он
обрушил всю свою ярость на идущие в балласте, то есть высо-
163


ко сидящие в воде суда, словно стремясь довершить то, что не удалось
врагу. Люди вздохнули с облегчением, когда суда вошли в защищенные воды
проливов Минч. Уцелевшие суда коп воя PQ-14 пришвартовались у причалов Лох-Ю
26 сентября.
Но что случилось с поврежденным эсминцем "Сомали", медленно шедшим на
буксире в южном направлении? Торпеда попала в машинное отделение -- одно из
самых больших помещений на судне. Оно оказалось затопленным, как и
прилегающее котельное отделение. Корабль принял несколько сотен тонн воды и
теперь сидел в воде очень низко. Буксирный состав медленно продвигался
вперед со скоростью не более 5 узлов. Оба капитана отлично понимали, что
судьба подбитого корабля напрямую зависит от того, как долго продержится
хорошая погода. Несмотря на все усилия ограничить зону затопления, вода
просачивалась в другие помещения, и корабль про должал держаться на плаву
благодаря постоянно работающим насосам. Когда вышел из строя
дизель-генератор, снабжавший энергией насосы, проблему удалось разрешить,
протянув силовой кабель с "Ашанти", что было сделано с немалым трудом.
Экипаж "Сомали" старался облегчить судно, переправив многое на траулер "Лорд
Мидлтон" и выбросив за борт все, что не являлось предметами первой
необходимости. Благодаря этому за следующие два дня удалось значительно
продвинуться вперед. Утром 22 сентября па пути кораблей встретился танкер
"Блу Рейнджер", причем это произошло в тот момент, когда капитан Онслоу стал
проявлять серьезное беспокойство из-за стремительно снижающихся запасов
топлива. Продемонстрировав большое мастерство, он сумел подойти на нужное
расстояние к
164


корме танкера, продолжая тянуть за собой потерявший ход корабль. Позже
он говорил, что зрелище трех идущих друг за другом кораблей, связанных между
собой, вероятно, было очень необычным. Вечером следующего дня падающий
барометр и появившиеся в небе грозовые облака предупредили о надвигающемся
шторме. Все, кроме двух офицеров, одним из которых был лейтенант-коммандер
Мауд, и 80 матросов, были сняты с "Сомали". К тому времени было сделано все
возможное для обеспечения живучести корабля, но ветер ежеминутно крепчал,
волны вздымались к небу гигантскими валами, и многотонные массы воды
обрушивались на наполовину затопленный корабль. После того как оборвался
буксирный конец, стало ясно, что катастрофы не избежать. Капитаны двух
кораблей вели постоянные переговоры по телефону. Лейтенант-коммандер Мауд
приказал всем собраться на палубе, и как оказалось, удивительно вовремя.
Несчастье, хотя его и ожидали, произошло неожиданно. Рано утром 24 сентября
к оглушительному реву ветра и яростным ударам волн, заливающих корму,
прибавился резкий скрежет ломающегося металла. Корабль переломился пополам.
Две половинки словно нехотя разошлись и затонули. Только 35 человек из 80,
оставшихся на борту, удалось спасти. Среди них был и лейтенант-коммандер
Мауд, находившийся, когда его вытащили из воды, без сознания. Забытье
позволило ему не испытать ужас в ожидании жуткой смерти в ледяной купели.
В результате двух конвойных операций из 55 судов 16 затонули. К ним
присоединились эсминец, минный тральщик и танкер. Кроме того, Погибло 4
самолета (пилоты трех из них были спасены). Проанализировав результаты,
адмирал
165


Товей не счел потери чрезмерными, принимая во внимание число и
продолжительность произведенных на конвои атак. Немцы потеряли 33
торпедоносца, 6 пикирующих бомбардировщиков "Ju-88" и 2 самолета-разведчика
-- всего 41 самолет. Кроме того, 3 подводные лодки затонули, а 5 получили
повреждения. Одна лодка была потоплена "Каталиной" у берегов Исландии, когда
она, находясь на поверхности, ожидала подхода каравана QP-14. На конвои было
сброшено более 250 торпед, потопивших 10 судов Результаты операций глубоко
разочаровали немцев. Командование ВМФ приписывало неудачу подводных лодок в
действиях против PQ-18 из-за наличия противолодочных самолетов на "Мстителе"
и плотному экрану, созданному эсминцами вокруг конвоя. Командование ВВС
считало основной причиной своих потерь значительно лучшее вооружение
эсминцев боевого эскорта в сравнении с обычными эсминцами сопровождения,
усовершенствованные методы радарного наблюдения, более сильное
артиллерийское вооружение на торговых судах. Отказавшись от использования
своих военных кораблей, противник снизил свои шансы на достижение успеха.
Остается непонятным, почему немцы не сделали попытку атаковать танкеры в
Лоу-Саунд, которые, находясь за пределами зоны действия береговой авиации,
были уязвимы для подводных лодок. Потеря этих судов могла поставить под
угрозу срыва всю операцию, потому что многое зависело от возможности вовремя
пополнить запасы топлива эсминцев.
Нельзя не упомянуть о беспримерном мужестве экипажей эсминцев, которые
были вынуждены в течение восемнадцати дней выносить огромное физическое
напряжение непрекращающихся боев в
166


суровых погодных условиях. Люди практически все время были на ногах.
Как писал в своем рапорте адмирал Бурнетт, "когда прекращались атаки с
воздуха, начиналась охота за подводными лодками, бесчисленные патрули,
перемещения в строю и многое другое. Если же наступали редкие передышки, они
заполнялись заботами о пополнении запасов топлива или заботой об уцелевших
моряках с других судов". Тяжелое бремя легло на командиров, которые должны
были круглосуточно контролировать ситуацию и мгновенно принимать верное
решение. Многие из них сутками не покидали мостик, здесь ели и при
возможности дремали на жесткой деревянной скамье.
Как упоминалось ранее, по возвращении из Москвы Черчилль предпринял
шаги, гарантирующие помощи для СССР зеленую улицу во всех областях. В своем
послании комитету начальников штабов от 16 сентября он указывает на важность
поддержания постоянного потока грузов для снабжения Красной армии на
фронтах, поражения которой нельзя допустить, поскольку в этом случае "вся
мощь немецкой военной машины обратится против нас". Но снова операции на
других театрах военных действий оказались более важными; на этот раз они
могли явиться переломными в ходе войны со странами оси Рим -- Берлин.
Началось выполнение плана высадки в Северной Африке, известного под
названием "Факел", и для его выполнения потребовалось участие значительной
части флота метрополии Операция должна была производиться в конце октября --
начале ноября. Черчилль намекнул Сталину, что ее проведение отразится на
русских конвоях, но не уточнил, что в их отправке неизбежен перерыв он
надеялся, что найдется возможность продолжить работу. Сталин всегда
167


очень болезненно реагировал на любое изменение в цикле конвоев, и
Черчиллю не хотелось нарушать хорошие отношения с советским лидером, которые
ему с трудом удалось наладить. Как следует из посланий, которыми он
регулярно обменивался с Рузвельтом, американский президент придерживался той
же позиции. Черчилль искренне желал помочь советскому народу, который вел
тяжелую борьбу с фашизмом. Он не переставал восхищаться отвагой советских
людей и решимостью любой ценой победить, поэтому вернулся к своей идее,
которая ранее не нашла поддержки у начальников штабов: выбить немцев из
Северной Норвегии, высадив десант. Планируемую операцию он окрестил
"Юпитер". "Если мы примем во внимание потери, сопутствующие каждому конвою,
-- писал он 16 сентября, обращаясь к начальникам штабов, -- учтем, что они
будут повторяться по три раза каждые два месяца, то нас ждут печальные
последствия, и скорее всего нам придется объявить о невозможности отправки
конвоев. Поэтому "Юпитер", несмотря на дополнительные расходы и риск,
является самым дешевым решением".
План был, несомненно, смелым и говорил о живом воображении его
составителя, но встретил упорное сопротивление британской военной верхушки.
Американцы, ведущие войну одновременно па двух океанах, тоже не проявили