которые всегда держались за пределами дальности выстрела палубных орудий и
долго преследовали конвой, докладывали о его скорости и курсе, вызывали
подводные лодки. Выполнившему свою миссию пилоту "харрикейна" оставалось
только покинуть самолет и, прыгнув с парашютом где-нибудь поблизости от
кораблей эскорта, молиться, чтобы его успели спасти из ледяной воды раньше,
чем он насмерть замерзнет. Создание судов с ката-

    72




пультами было вынужденной мерой, вызванной недостатком авианосцев для
охраны конвоев. Необходимости в них никто ранее не предвидел. Ближнее
прикрытие конвоя осуществляли крейсеры "Нигерия" (под флагом контр-адмирала
Баррафа) и "Лондон" с двумя эсминцами.
Эскорт следовавшего на запад конвоя составляли 6 эсминцев, 4 корвета и
траулер, ближнее прикрытие осуществлял крейсер "Эдинбург" -- флагманский
корабль контр-адмирала Бонэм-Кар-тера. В течение первых двадцати четырех
часов пути конвой должны были также сопровождать корабли 1-й флотилии минных
тральщиков, базировавшейся в Кольском заливе, и два советских эсминца.
Силы флота метрополии значительно уменьшились из-за отправки части
кораблей к Мадагаскару. Но в это время подоспело подкрепление от
американцев, состоявшее из нового линкора "Вашингтон", крейсеров "Вичита" и
"Тускалу-за", авианосца "Оса" и эскадры из 6 эсминцев. Все крупные корабли,
за исключением "Осы", вышли в море вместе с "Королем Георгом V" (флагманский
корабль адмирала Товея), авианосцем "Победный" и крейсером "Кения", а также
10 эсминцами (из них 4 были американскими), чтобы составить дальнее
прикрытие двух конвоев. В качестве дополнительной меры предосторожности к
норвежским берегам были отправлены 4 субмарины, которые имели приказ идти на
северо-восток "в ногу" с конвоем, чтобы иметь возможность перехватить
немецкие корабли, если они выйдут в море из Тронхейма. Позже к ним должна
была присоединиться пятая субмарина. 2 мая произошел прискорбный инцидент:
одна из этих субмарин -- "Р-551" с польской командой на борту -- была
потоплена эскортом каравана

    73




PQ-15, поскольку она сбилась с курса, отклонилась от своей позиции на
100 миль и не была опознана.
Конвой QP-11 вышел в море, как и было запланировано, 28 апреля. В тот
же день он был обнаружен воздушной разведкой и подводными лодками. На
следующий день крейсер "Эдинбург", следовавший зигзагом впереди конвоя, был
торпедирован подводной лодкой "U-456". Одна торпеда попала в корпус в районе
миделя, другая -- в корму, уничтожив рулевое устройство. Эсминцы "Форсайт" и
"Форестер" вместе с двумя советскими эсминцами окружили поврежденный
корабль, который предпринял попытку вернуться в Кольский залив, до которого
было 250 миль. Капитан корабля X. Фолкнер попробовал идти на главных
двигателях, но развороченную взрывом корму заливала вода, и корабль не
держался на курсе. Из-за постоянного рыскания продвинуться в нужном
направлении на значительное расстояние не удавалось. Тогда адмирал
Бонэм-Картер приказал "Форестеру" взять крейсер на буксир Но очень скоро
буксирный конец оборвался. Решили попробовать наоборот: чтобы "Эдинбург"
взял на буксир "Форсайт", который стал бы своеобразным стабилизирующим
плавучим якорем. Так дело пошло лучше, и в течение следующих шестнадцати
часов процессия двигалась весьма успешно. Никто не подозревал, что все это
время за кораблями тихо скользила вражеская подводная лодка "U-456". У
советских эсминцев кончилось топливо, и они вернулись на базу. "Эдинбург"
расстался со своим импровизированным плавучим якорем, чтобы дать возможность
"Форсайту" присоединиться к группе эсминцев, сформировавших противолодочный
экран Присутствие эсминцев помеша-

    74




ло немецкой подводной лодке покончить со своей жертвой. В течение
следующих двадцати четырех часов, благодаря умелому использованию машин,
"Эдинбург" медленно продвигался на восток -- опытные моряки сумели
справиться с поврежденным крейсером. За время вахты с мостика в машинное
отделение передавалось более 60 приказов! Вечером 1 мая к крейсеру подошли
минные тральщики "Гончая", "Легкий", "Най-гер" и "Гусар" вместе с советскими
торпедным катером и буксиром из Кольского залива. К сожалению, у буксира не
хватило мощности для крейсера, но он, тем не менее, оказался полезным в
условиях поврежденного рулевого управления. Конвой QP-11 продолжал свой путь
к родным берегам с уменьшившимся эскортом. 1 мая в 5.40, находясь в 150
милях к востоку от Медвежьего, конвой был атакован
самолетами-торпедоносцами, правда без особого успеха. Это была первая атака
модернизированных самолетов, позже ставших настоящим бедствием для
арктических конвоев. Существовало опасение, что вслед за конвоем идут 4
вражеские подлодки, поэтому была сделана попытка сбить их со следа, резко
изменив курс. Вокруг плавало много больших и малых льдин, периодически
налетали снежные заряды, в результате чего видимость резко снижалась.
Неожиданно с эсминца "Беверли", следовавшего на левом траверзе конвоя,
доложили: "Вижу противника". Немцы, полностью уверенные в собственной
безопасности, выслали эсминцы "Герман Шоманн", "Z-24" и "Z-25" на поиски
почти не защищенного, как они считали, конвоя. Немецкие корабли, имевшие
десять 5,9-дюй-мовок и пять 5-дюймовок, были значительно лучше вооружены,
чем британские эсминцы, у которых было шесть 4,7-дюймовых и три 4-дюймовых

    75




орудия. После получения доклада с "Беверли" старший офицер конвоя
коммандер М. Ричмонд на эсминце с красноречивым названием "Бульдог"
немедленно начал концентрировать свои корабли. Несмотря на численное
превосходство, немцы так и не сумели пробиться к конвою: все их попытки
наталкивались на отчаянное сопротивление мужественных защитников. Пять раз
немцы начинали атаки, рассчитывая отвлечь корабли эскорта и беспрепятственно
приблизиться к безоружному конвою, но благодаря отваге защитников конвоя под
командованием М. Ричмонда были вынуждены удалиться несолоно хлебавши. В
итоге конвой проследовал своим курсом, а эсминцы получили новый приказ --
добить поврежденный "Эдинбург" -- и отошли.
До того как я продолжу рассказ о дальнейших приключениях трех немецких
эсминцев, вернемся ненадолго к конвою PQ-15. Два дня спустя в 250 милях к
востоку от острова Медвежий он был обнаружен немецким самолетом, однако
атака последовала только через три дня. Бомбардировка была неудачной для
немцев, один из "юн-керсов" был сбит. 3 мая в 1.30, едва разойдясь с конвоем
QP-11, идущий в СССР конвой снова был атакован шестью
самолетами-торпедоносцами, которые, воспользовавшись легкой дымкой, подошли
незаметно. Радары обнаружили их только на расстоянии 6 тысяч
ярдов1 от конвоя. Самолетам противника удалось потопить три
судна, в том числе судно коммодора конвоя, который, к счастью, был спасен
вместе с 137 матросами и офицерами. Противник потерял три самолета. За
конвоем постоянно шли подводные лодки, но не приближались и не делали
попыток атаковать.
0x08 graphic
Один ярд равен 0,91 м

    76




В 22.30 последовала еще одна бомбардировка, при которой был сбит один
"юнкерс". В конвое потерь не было. Вечером 4-го налетел сильный
юго-восточный ветер, принесший с собой метель. Под ее прикрытием конвой
благополучно прибыл в Кольский залив. Это произошло на следующий день в
21.00.
2 мая в 6.30 три вражеских эсминца приблизились к "Эдинбургу", который
шел своим ходом, делая около 3 узлов. Держаться на курсе ему помогали
советский буксир и эсминец "Легкий". Первыми вражеские корабли заметили на
"Гусаре" и сразу открыли огонь. В соответствии с полученными ранее от
адмирала Бонэм-Карте-ра инструкциями, капитан Фолкнер немедленно удалился от
своеобразного буксирного каравана и вступил в бой. Корабль, лишенный
рулевого управления, медленно кружился на месте. Полученные серьезные
повреждения не повлияли на боевую мощь крейсера, поэтому очень скоро на
"Эдинбурге" отметили попадание в идущий впереди немецкий корабль "Герман
Шоманн". Эсминец остановился и начал тонуть. К этому времени в бой вступили
эсминцы "Форестер" и "Форсайт". Сражение, по правде говоря, больше
напоминало игру в прятки. Корабли периодически исчезали в снежных зарядах и
дымовой завесе, созданной эсминцами для прикрытия "Эдинбурга". В 6.50,
выпустив три торпеды по врагу, "Форестер" тоже получил три попадания, причем
одним из снарядов убило капитана -- лейтенанта-коммандера Г. Хаддарта.
Эсминец остановился. "Z-24" тоже выпустил несколько торпед, которые прошли
под килем "Форестера" и направились к лишенному возможности маневра
"Эдинбургу". Одна из них угодила в целый борт крейсера. В результате корабль
почти раскололся пополам,

    77




но не перестал вести огонь по врагу. Однако адмиралу и командиру
флагманского корабля теперь стало ясно: надежды спасти крейсер нет. В это
время коммандер Солтер на "Форсайте", поставивший свой корабль между
атакующим противником и поврежденным "Форестером", вызвал на себя
концентрированный огонь вражеских кораблей с расстояния 4 тысячи ярдов.
Затем он собрался уйти на полной скорости, воспользовавшись дымовой завесой,
но четыре попадания, причем одно -- в котельное отделение, заставили его
остановиться. Один из четырех минных тральщиков ушел в Кольский залив, чтобы
привести на помощь советские эсминцы, а три оставшиеся вели себя, как позже
пошутил адмирал, "словно три молодых терьера", с безрассудной храбростью
наскакивая на противника. К всеобщему удивлению и облегчению, вражеские
эсминцы подобрали уцелевших моряков с "Германа Шоманна", затем затопили его
и на большой скорости удалились с поля боя. Скорее всего, в условиях плохой
видимости они приняли минные тральщики за эсминцы, иначе они, безусловно,
довершили бы начатое и уничтожили все британские корабли.
Некоторое время поврежденные "Форестер" и "Форсайт", по очереди
прикрывая друг друга, выполняли ремонтные работы, вскоре они снова были на
ходу. Однако конец "Эдинбурга" был очевиден. Адмирал приказал экипажу, в
котором, к счастью, не было тяжелораненых, перейти на минные тральщики. У
него в лазарете находилось несколько раненых матросов с торговых судов,
которые плыли домой. Их с возможной осторожностью тоже перенесли па
тральщики, доставившие людей в Ваенгу. Когда на крейсере никого не осталось,
адмирал приказал потопить его оставшейся торпедой с "Форсайта". В итоге бри-

    78




тайский флот потерял 4 офицеров и 74 матроса убитыми, 43 -- ранеными.
В предыдущей главе кратко описывались условия, в которых жили люди на
берегу в Ваенге. Поэтому вряд ли стоит удивляться трудностям, с которыми
сталкивались уцелевшие моряки с военных кораблей и погибших торговых судов
союзников. Однако советские власти не могли предложить ничего лучшего. В
северных областях катастрофически не хватало продовольствия; рацион, который
получало население, любой нормальный человек счел бы явно недостаточным,
чтобы душа осталась в теле. Поэтому, когда уцелевшие моряки с "Эдинбурга",
не видевшие горячей пищи в течение сорока восьми часов и промерзшие до
костей, высадились на берег, им смогли предложить только по миске водянистой
похлебки и куску жесткого ржаного хлеба. На этой диете, с добавлением
малостей, которыми могли поделиться заходящие в порт иностранные суда, они
просуществовали до возвращения. По прибытии в лагерь каждому человеку выдали
по одеялу и куску синтетического мыла. Капитан Фолкнер очень переживал, что
его люди вынуждены существовать в таких условиях, но ничего не мог изменить.
В это время бомбардировщики союзников возобновили атаки на "Тирпиц", но
снова не достигли успеха.
На этом неприятности не кончились. В мае линкор "Король Георг V",
находясь в море с силами прикрытия, в густом тумане протаранил и потопил
эсминец класса "Трибальд" "Пунджа-би". Когда он тонул, на нем начали
взрываться глубинные бомбы. Они так сильно повредили линкор, что ему
пришлось стать в док для ремонта. Его место занял линкор "Герцог Йорк-

    79




ский", на который перенес свой флаг вице-адмирал Кертис
Вечером 13 мая крейсер "Тринидад", который благодаря материалам,
доставленным неудачливым "Эдинбургом", был отремонтирован, смог выйти в море
и даже развить скорость до 18 узлов. Он отправился в Соединенные Штаты под
флагом контр-адмирала Бонэм-Картера. Его сопровождали эсминцы "Сомали",
"Бесподобный", "Форсайт" и "Форестер". Последние два только что вышли из
ремонта. "Нигерия" под флагом контр-адмирала Баррафа, а также крейсеры
"Кент", "Норфолк" и "Ливерпуль" осуществляли патрулирование к западу от
Медвежьего, прикрывая проход эскадры. Дальнее прикрытие осуществляли корабли
флота метрополии, вышедшие из Скапа-Флоу 15 мая. Советские представители
обещали обеспечить прикрытие истребителями на протяжении первых 200 миль
перехода. Но на деле для выполнения задания прибыли три самолета, которые в
течение сорока пяти минут кружили над кораблями, а потом вернулись на базу.
Немецкий самолет-разведчик обнаружил крейсер и его эскорт 14 мая, когда они
были в 100 милях от берега, и в тот же вечер корабли были атакованы 25
"юнкерсами", но неудачно для немцев. В 22.37 на подмогу авиации прибыли 10
самолетов-торпедоносцев и сбросили свой смертоносный груз. Спустя восемь
минут на крейсер спикировал одинокий "юнкерс", появившийся из низких
облаков, и сбросил серию бомб, одна из которых достигла цели. Она пробила
мостик и взорвалась на нижней палубе, вызвав пожар в междупалубном
пространстве прямо под мостиком. Другая бомба, разорвавшаяся рядом с бортом,
сорвала временную заплату, наложенную на пробоину в корпусе. В результате
оказались

    80




затопленными пороховой погреб и несколько других помещений, корабль
получил крен. Пожар, вызванный взрывом первой бомбы, распространялся
довольно быстро, но корабль оставался на ходу и смог уклониться от серии
торпед, сброшенных перед взрывом бомбы. Он также избежал встречи со
следующей серией торпед, сброшенных пятнадцатью минутами позже. Но к этому
времени пожар уже бушевал вовсю. Корабль оказался в незавидном положении --
окруженный подводными лодками, постоянно атакуемый с воздуха. Стало ясно,
что спасти его не удастся. Адмирал согласился с предложением капитана
покинуть корабль. Экипаж перешел на эсминцы; затем адмирал приказал
"Бесподобному" затопить крейсер. В результате погиб один офицер и 60
матросов. По несчастливому стечению обстоятельств находившиеся на крейсере
раненые моряки с затонувшего "Эдинбурга" тоже погибли. Их было 20 человек.
Почти одновременная потеря двух крейсеров заставила адмирала Товея
глубоко задуматься. Он обсудил сложившуюся ситуацию с контр-адмиралом
Бонэм-Картером, и они пришли к выводу, если не удастся нейтрализовать
вражеские аэродромы на севере Норвегии, отправку конвоев следует отложить до
наступления полярной ночи, когда суда будут следовать под защитой темноты.
"Если отправка конвоев будет продолжаться по политическим соображениям, --
заявил Товей в адмиралтействе, -- неизбежны тяжелые потери". Первый морской
лорд придерживался того же мнения -- отправка конвоев в Россию должна быть
отложена до наступления осени, иначе потерь не избежать.
Однако компетентное мнение военных -- это одно, а политические амбиции
-- совсем другое. Первым протоколом, регулирующим поставки в

    81




СССР и подписанным в Москве 1 октября 1941 года лордом Бивербруком и
Гарриманом, были определены точные объемы грузов, которые должны были быть
поставлены до 30 июня 1942 года Советская сторона требовала, чтобы
упомянутый протокол был выполнен до последней буквы После некоторой задержки
американцы объявили о своей готовности выполнить свою часть обязательств: в
их распоряжении уже были нужные грузы и суда. 30 апреля президент официально
проинформировал премьер-министра, что в настоящее время не менее 107 судов
"погружены или находятся под погрузкой в Великобритании и Соединенных Штатах
и будут готовы выйти в море до 1 июня". Непреложный факт заключается в том,
что, игнорируя мнение экспертов, высшие политические круги взяли на себя
совершенно неоправданные обязательства. В сентябре 1941 года британские и
американские эксперты в области морских перевозок грузов приступили к
разработке альтернативного маршрута через Персидский залив. Но только когда
господство немцев в Арктике сделало северный маршрут запредельно дорогим,
политики обратили внимание на мнение специалистов.
Черчиллю пришлось объяснить американскому президенту причины
невозможности ускорения отправки конвоев, чтобы ликвидировать скопление
судов и грузов. Он сказал, что вопрос заключается не в переводе кораблей
сопровождения от атлантических конвоев к арктическим, а дело в том, что
существует постоянная и реальная угроза атаки со стороны крупных кораблей и
эсминцев противника. Черчилль высказал американцам просьбу не оказывать
давление и не вынуждать британский флот действовать за пределами своих
возможностей. "Три конвоя каж-

    82




дые два месяца, -- сказал он, -- с 35 или 25 судами в каждом, как
следует из опыта, являются нашим пределом" Но даже это решение шло вразрез с
мнением первого морского лорда.
Через несколько дней британский премьер получил сообщение о том, что 90
судов уже погружены и ожидают отправки. Одновременно Сталин направил
Черчиллю официальное требование "принять все возможные меры, чтобы
обеспечить прибытие этих жизненно важных для советской страны грузов в
течение мая, поскольку это чрезвычайно важно для фронта". В это время
немецкие армии снова пришли в движение, началось наступление на юге -- к
нефтяным месторождениям Кавказа, что добавило настойчивости советским
требованиям. В своем ответе премьер обещал, что "мы пробьемся к вам и
доставим максимальное количество необходимых для фронта грузов", после чего
высказал просьбу оказать содействие в защите конвоев с воды и с воздуха. У
советских ВВС, как и у люфтваффе, не было опыта взаимодействия с флотом.
Однако они могли отгонять немецкие подводные лодки, патрулирующие у входа в
Кольский залив Черчилль изложил комитету начальников штабов проблему
следующим образом. "Не только премьер Сталин, но и президент Рузвельт теперь
будут возражать против дальнейших задержек в отправке конвоев. Русские
сейчас находятся в тяжелом положении и вправе ожидать от нас помощи, даже
если это связано с риском. Американские суда ждут. Лично я считаю, хотя и
чувствую при этом нешуточную тревогу, что конвой (PQ-16) должен отправиться
18-го. Риск будет оправданным, даже если до порта назначения дойдет только
половина конвоя. Если же мы не сделаем эту попытку, то ослабим свое влияние
на

    83




главных союзников К тому же не стоит забывать, что существуют
случайности, я имею в виду погоду и удачу, которые могут нам помочь.
Поверьте, я разделяю ваши опасения, но чувствую, что мы должны выполнить
свой долг". Для офицеров и матросов судов из следующих конвоев "путь к
славе" оказался гибельным, как и ожидало адмиралтейство.


Глава 5 ВОЗДУШНАЯ УГРОЗА
И в воздухе смерть плачет и поет
Джулиан Гренфелл
Результатом действий, описанных в предыдущей главе, стала временная
ликвидация угрозы атаки на конвои со стороны немецких эсминцев,
базировавшихся на севере Норвегии. По оценкам экспертов, те, что не были
потоплены, получили достаточно серьезные повреждения, чтобы надолго
отправиться в ремонт Однако сохранялась угроза со стороны "карманного"
линкора "Шеер", базировавшегося в Нарвике, к которому вскоре должен был
присоединиться корабль такого же класса "Лютцов". Несмотря на это, адмирал
Товей считал, что потеря крейсеров "Эдинбург" и "Тринидад" ясно показывает,
что угроза с воздуха и со стороны вражеских подводных лодок в районе
восточнее Медвежьего настолько высока, что использовать там тяжелые корабли
и крейсеры для защиты конвоев нецелесообразно. Для организации прикрытия
следующих двух конвоев -- PQ-16 и QP-12, которые должны были выйти 21 мая,
со-

    85




ответственно, из Хвальфьорда в Исландии и из Кольского залива, -- он
решил изменить диспозицию. Конвой PQ-16, состоящий из 35 судов под
командованием X. Гейла (он следовал на пароходе "Глас океана"), был самым
большим из всех, отправленных до сих пор, что явилось результатом сильного
политического давления, о котором шла речь в предыдущей главе.
Ближний эскорт, сопровождавший конвой, состоял из минного тральщика
"Риск" и 4 траулеров океанского плавания: "Северная волна", "Леди Мадлен",
"Ретривер" и "Святой Элстен". На северо-востоке Исландии к эскорту должны
были присоединиться 5 эсминцев и 5 корветов. Старшим офицером эскорта был
коммандер Онслоу на эсминце класса "Трибальд" "Ашанти". Крейсер "Нигерия"
под флагом контр-адмирала Бар-рафа, а также крейсеры "Норфолк", "Кент" и
"Ливерпуль" и 3 эсминца должны были обеспечить прикрытие в районе западнее
острова Медвежий от возможного нападения "Шеера". Еще несколько кораблей
должны были курсировать в районе к северо-востоку от Исландии и быть
готовыми перехватить "Тирпиц", если он выйдет в море. В дополнение к этому
вместе с PQ-16 следовали 2 субмарины, чьей задачей было отпугнуть немецкие
корабли, которые могли напасть на конвой. 5 британских и 3 советские
субмарины были отправлены на патрулирование к северозападному и северному
берегам Норвегии. После того как разведка сообщила о выходе "Лютцова" на
подмогу "Шееру" (это произошло после отправки конвоев), советское
командование попросили, чтобы советские субмарины начали обмен
радиосигналами для создания впечатления, что в море находится намного больше
субмарин, чем на самом деле. На большом участке маршрута было

    86




организовано воздушное патрулирование, к которому были привлечены
самолеты, базировавшиеся в Исландии. Чтобы максимально снизить вероятность
атаки немецкими пикирующими бомбардировщиками, торговые суда одного из
конвоев были даже снабжены змейковыми аэростатами.
Слабым звеном оставалось отсутствие прикрытия со стороны истребителей.
Ведь как показали события на Средиземноморье, этот недостаток не могло
компенсировать усиление артиллерийского вооружения кораблей. Однако
авианосцев было очень мало, а операций, в которых принимал участие
королевский флот (в том числе на Средиземном море и в Индийском океане), --
много, и для русских конвоев их не осталось. Советское командование обещало
оказать помощь в этом вопросе, совершив массированный воздушный налет на
немецкие аэродромы в Северной Норвегии. Однако в операции приняло участие
всего несколько самолетов, и была проведена она после немецких атак на
конвои.
PQ-16 и QP-12 начали движение согласно планам. Для PQ-16 первые три дня
после выхода из Исландии прошли без происшествий, только утром 23 мая
траулер "Ретривер" вернулся в Исландию для ремонта. Коммандер Онслоу,
который вел свои корабли на соединение с конвоем, не сразу сумел его
обнаружить. Конвой попал в полосу густого тумана, где две колонны походного
ордера потеряли друг друга. 25 мая они воссоединились, и командир эскорта
приступил к изменению походного ордера: дальше конвой пошел широким фронтом
из восьми колонн -- так он представлял собой более сложную цель для
пикирующих бомбардировщиков. Они обычно появлялись со стороны кормы, а такое
построение позволяет кораблям развивать максимальную плотность противовоз-

    87




душного огня. В шесть часов утра, когда конвой находился в 20 милях к
юго-востоку от острова Ян-Майен, контр-адмирал Барраф подвел свои корабли
ближе, чтобы усилить противолодочный экран вокруг конвоя. Теперь все корабли
были на своих местах, оставалось только ждать воздушную атаку, которая рано
или поздно должна была начаться. Примерно через час появился первый немецкий
самолет-разведчик, который начал описывать широкие круги, внимательно следя,
чтобы ненароком не оказаться в пределах дальности выстрела с судов, и
регулярно передавая по радио данные о курсе и скорости конвоя. В составе
конвоя имелось одно судно с катапультой -- "Эмпайр Лоренс". Возник вопрос,
стоит ли поднимать в воздух "харрикейн", чтобы сбить шпиона (к несчастью,
это можно было сделать только один раз), или следует приберечь его для более
серьезной ситуации, поскольку установившаяся хорошая погода играла на руку
противнику. Было принято решение приберечь единственный истребитель.
Вечером 25 мая мимо проследовал конвой QP-12, состоящий из 15 судов, но
остался скрытым за горизонтом. Пока он шел незамеченный противником. Утром
катапульта выбросила в воздух истребитель; хотя все оставшееся время конвой
преследовал вражеский самолет, не было ни одной атаки, и через четыре дня
конвой достиг берегов Исландии.
Но беды конвоя PQ-16 только начинались.
Было примерно 20.30, когда на востоке была замечена эскадрилья
пикирующих бомбардировщиков <<Ju-88". Придерживаясь своей обычной
тактики, самолеты подошли со стороны кормы, взмыли для атаки на высоту 15 --