Из горла Найнив вырвался звук, больше всего похожий на стон. Неужели она не понимает, что Мэта просто нужно чем-то соблазнить? Никто не собирается позволять ему не спускать с них глаз.
   Мэт выглядел так, точно не слышал ни слова из сказанного Илэйн или Найнив. Измученные глаза смотрели сквозь Илэйн.
   — Почему они, проклятые, и теперь не останавливаются? — простонал Мэт так тихо, что она едва расслышала.
   Что, Света ради, он имел в виду?
   — Твои комнаты сгодятся даже для короля, мастер… Мэт. Тайлин сама выбрала их, они расположены прямо под ее собственными. Она была очень внимательна. Мэт, ты же не хочешь, чтобы королева обиделась на нас?
   Бросив взгляд на его лицо, Илэйн торопливо направила Силу, открыла окно и выплеснула туда воду из тазика. Судя по всему, человек, который покрасневшими глазами смотрел на нее, чрезвычайно близок к тому, чтобы избавиться от содержимого своего желудка.
   — Не понимаю, почему ты так против, — продолжала Илэйн. На самом деле она, конечно, считала, что прекрасно все понимает. Здешние служанки наверняка позволяют себя лапать, а во дворце таких немного, если вообще найдутся. И никакого тебе пьянства или азартных игр ночи напролет. Тайлин, конечно, не допустит, чтобы Мэт подавал дурной пример Беслану. — Всем нам приходится время от времени идти на маленькие жертвы На этом Илэйн просто заставила себя остановиться. Даже не заикнулась о том, что его жертвы в конечном счете обернутся пользой для него же самого и будут совершеннейшей ерундой по сравнению с их жертвами — чудовищными и несправедливыми, что бы там ни говорила Авиенда. Найнив, впрочем, и слышать ничего не хотела о каких бы то ни было жертвах.
   Мэт снова опустил голову на руки, издавая такие звуки, точно задыхался; плечи у него задрожали. И тут до нее дошло — он смеялся! Потоком Воздуха она приподняла тазик, всерьез обдумывая, не запустить ли им в него. Однако, когда Мэт снова посмотрел на женщин, он почему-то выглядел так, точно его оскорбили.
   — Жертвы? — прохрипел он. — Попроси я вас чем-нибудь пожертвовать, поднялась бы такая буря негодования, что крыша обрушилась бы мне на голову!
   Может, он еще не протрезвел?
   Илэйн решила не обращать внимания на его сердитый взгляд.
   — Если все дело в твоей голове, Мэт, то я уверена, Найнив тебе поможет.
   Если ты, конечно, не имеешь ничего против Исцеления. — Чтобы направлять, Найнив требовалось хорошенько разозлиться; сейчас явно как раз такой случай.
   Найнив вздрогнула и искоса взглянула на Илэйн.
   — Конечно, — поспешно проговорила она. — Если хочешь.
   Ее горящие щеки только подтвердили возникшее у Илэйн подозрение, что этим утром она отказалась избавить Бергитте от головной боли просто из вредности.
   Мэт усмехнулся, добродушно и… снисходительно:
   — Ладно, забудьте о моей голове. Я привык обходиться без Айз Седай. — И исключительно ради того, чтобы окончательно сбить ее с толку — в этом Илэйн не сомневалась, — неуверенно добавил:
   — Тем не менее спасибо за предложение.
   — Эти слова прозвучали так, будто он и впрямь испытывал благодарность!
   Илэйн постаралась скрыть изумление. Ее представления о мужчинах сформировались главным образом под влиянием высказываний на эту тему Лини и матери; и отношений с Рандом, конечно. Неужели и Ранд — такое же сложное, непонятное существо, как Мэт Коутон?
   Перед уходом Илэйн снова стала добиваться от Мэта обещания без задержек перебраться во дворец. По словам Найнив, он держал слово, коли давал его.
   Однако на этот раз он давал его с явной неохотой, возникало даже опасение, что, если останется хоть крошечная щель, он наверняка найдет способ ускользнуть через нее. Он постарается — вот все, чего добилась Илэйн; такое обещание немногого стоило. Но и его он дал с унылой, возмущенной гримасой; а может, это впечатление опять-таки вызвано краснотой его глаз.
   Когда Илэйн пододвинула тазик к его ногам, Мэт и вправду выглядел благодарным. Она не должна сочувствовать ему. Не должна, и все тут.
   Как только Илэйн с Найнив оказались в коридоре и дверь в комнату Мэта захлопнулась, Найнив угрожающе потрясла поднятым кулаком:
   — Этот человек даже камень выведет из себя! Я рада, что сейчас он хочет одного — свернуться калачиком и нянчить свою голову! Ты слышишь? Рада! Он еще доставит нам хлопот. Он такой.
   — Не сомневаюсь, что у него с вами хлопот будет гораздо больше, заявила женщина с проблесками седины в волосах, энергичным лицом и хозяйским тоном, направлявшаяся к ним по коридору. Судя по выражению крайнего неодобрения на лице, она была очень сердита. Несмотря на брачный кинжал, висящий у нее на груди, для жительницы Эбу Дар она выглядела слишком… светлокожей. — Я просто ушам своим не поверила, когда мне Кайра сказала. Не думаю, чтобы мне когда-либо доводилось видеть столько глупости зараз, да еще облаченной в нарядные платья.
   Илэйн окинула женщину взглядом с ног до головы. Даже когда она была послушницей, никто не разговаривал с ней таким тоном.
   — Кто ты такая, добрая женщина?
   — Я, если угодно, Сеталль Анан, а не угодно, так хозяйка этой гостиницы, дитя мое, — последовал сухой ответ. С этими словами женщина схватила Илэйн и Найнив за руки, потащила по коридору и втолкнула в дверь напротив, проделав все это так стремительно, что Илэйн испугалась, как бы не потерять туфли.
   — Это недоразумение, госпожа Анан, — холодно произнесла она, когда хозяйка гостиницы отпустила их, чтобы закрыть дверь.
   Найнив не была настроена любезничать. Выставив вперед руку с кольцом Великого Змея, она сердито сказала:
   — Глянь-ка сюда…
   — Красивое, — ответила женщина и толкнула их с такой силой, что они бок о бок плюхнулись на постель.
   Илэйн недоверчиво вытаращила глаза. Госпожа Анан стояла перед ними руки в боки, лицо — самое что ни на есть мрачное. Точно мать, собиравшаяся задать хорошую трепку непослушным дочерям.
   — То, что вы мне показали, лишний раз доказывает, насколько вы глупы.
   Может быть, этот молодой человек с удовольствием усадит вас к себе на колени, по одной на каждое, и я ничуть не удивлюсь, если вы это позволите.
   Сорвет несколько поцелуев, не откажется и от остального, что вы пожелаете ему дать. Но беды вам от него не будет. А вот из-за вас у него могут быть большие неприятности, если вы продолжите в том же духе.
   Большие неприятности? Эта женщина думала, что он… Она думала, что они сидели у него на коленях… Она думала… Илэйн не знала, смеяться или плакать, но встала и расправила юбки.
   — Как я уже сказала, госпожа Анан, это заблуждение. — С каждым словом ее голос звучал все спокойнее, а смущение сменялось уверенностью. — Я Илэйн Траканд, ДочьНаследница Андора и Айз Седай из Зеленой Айя. Я не знаю, кто что подумал…
   Глаза у девушки почти сошлись к переносице, когда госпожа Анан приставила палец прямо к кончику ее носа.
   — Илэйн, если это и вправду твое имя, послушай-ка теперь меня. Не думай я, что ты и впрямь способна направлять, я без колебаний оттащила бы тебя вниз на кухню и хорошенько прополоскала тебе рот, чтобы вымыть все это вранье, тебе и этой второй дурехе. Не настолько же вы глупы, чтобы носить эти кольца, не умея даже направлять? Предупреждаю вас: сестрам во Дворце Таразин на это будет наплевать. Ах, вам даже известно о них? Тогда, по правде говоря, вы не просто глупы — вы слепые тупицы.
   Илэйн аж затрясло. Дурехи? Слепые тупицы? Теперь, когда ей только что пришлось так унижаться перед Мэтом Коутоном, терпение ее висело на волоске.
   Они сидели у него на коленях? У Мэта Коутона? Однако она ухитрилась сохранить спокойный вид, чего нельзя сказать о Найнив.
   Ярость полыхала у нее в глазах, и свечение саидар окутало ее, когда она вскочила. Потоки Воздуха обхватили госпожу Анан от плеч до щиколоток, ее многочисленные юбки буквально облепили тело, она покачнулась и чуть не упала.
   — Случайно я как раз одна из тех самых сестер из дворца. Найнив ал'Мира из Желтой Айя, точнее говоря. Может, теперь мне отволочь тебя вниз на кухню?
   Я кое-что знаю о том, как полоскать рот!
   Илэйн отступила от вытянутой в сторону руки хозяйки гостиницы. Эта женщина должна была ощутить давление потоков, даже полоумный не мог не почувствовать, что он связан по рукам и ногам, но она даже не моргнула!
   Сощурила темные глаза с зелеными крапинками, и все.
   — Значит, по крайней мере одна из вас способна направлять, — холодно сказала госпожа Анан. — Мне нужно и в самом деле позволить тебе оттащить меня вниз, дитя мое. Если бы по вашей вине со мной что-то случилось, уже к полудню вы оказались бы в руках настоящих Айз Седай — готова держать пари.
   — Ты что, не слышишь меня? — требовательно спросила Найнив. — Я…
   Госпожа Анан, словно и впрямь не слыша, продолжала как ни в чем не бывало:
   — Вы не только проведете следующие несколько лет, заливаясь слезами, вам придется рыдать и каяться перед всеми, кому наплели, что вы Айз Седай.
   Не сомневайтесь, сестры заставят вас рассказать все. Они вас наизнанку вывернут. Да, надо было позволить вам наделать побольше ошибок, а еще лучше, как только вы отпустите меня, сразу побежать во дворец. Я не сделаю этого только потому, что лорду Мэту тоже достанется, если им придет в голову, что он помогал вам, а, как я уже сказала, этот молодой человек мне симпатичен.
   — Я сказала тебе… — снова попыталась вклиниться Найнив, и снова хозяйка гостиницы не дала ей договорить. Связанная, точно охапка хвороста, эта женщина все равно что стремительно катящийся по склону холма валун. Нет, она как обрыв, подмытый весенним паводком и подминающий все на своем пути.
   — Упорство во лжи до добра не доведет, Найнив. Ты выглядишь лет на двадцать или чуть больше, значит, если замедление старения уже коснулось тебя, на самом деле ты, наверно, десятью годами старше. Ты могла бы уже четыре-пять лет носить шаль. Если бы не одно обстоятельство. — Голова хозяйки — только она могла двигаться — повернулась к Илэйн. — Ты, дитя мое, еще не достигла того возраста, когда сказывается замедление старения.
   Значит, ты очень молода, настолько молода, что просто никак не могла получить шаль. Никогда в истории Башни такого не случалось. Если ты и была в Башне, то, готова поспорить, носила белое и попискивала каждый раз, когда Наставница Послушниц смотрела в твою сторону. Наверное, знакомый золотых дел мастер сделал тебе это кольцо. Попадаются такие дураки, я слышала. А может, Найнив стащила его для тебя, если она и впрямь имеет право на свое. Так или иначе, поскольку ты никак не можешь быть сестрой, ею не может быть и она. Ни одна Айз Седай не станет якшаться с женщиной, которая выдает себя за таковую Илэйн сердито уставилась на госпожу Анан, не замечая, что покусывает нижнюю губу. Замедление старения… Откуда хозяйка обыкновенной гостиницы в Эбу Дар знает такие слова? Может, Сеталль Анан в юности сама побывала в Башне? Хотя она вряд ли надолго там задержалась, поскольку направлять явно не могла. Илэйн почувствовала бы это, даже если бы была в этом отношении так же слаба, как ее собственная мать, а Моргейз Траканд обладала такими незначительными способностями, что ее скорее всего выдворили бы из Башни через несколько недель, не будь она в те времена Дочерью — Наследницей.
   — Освободи ее, Найнив, — с улыбкой сказала Илэйн. Теперь она испытывала к этой женщине почти расположение. И сочувствие. Должно быть, это ужасно отправиться в Тар Валон только затем, чтобы вернуться назад. У госпожи Анан была причина не верить им — что-то подсказывало это, хотя Илэйн не могла сказать, что именно; и, что бы они ни говорили, им ее не убедить. Но главное, если эта женщина побывала в Тар Валоне, ей ничего не стоит и пересечь площадь Мол Хара. Мерилилль или какая-нибудь другая сестра, возможно, и впрямь образумят ее.
   — Освободить ее? — взвизгнула Найнив. — Ты что, Илэйн?
   — Освободи ее. Госпожа Анан, я вижу, единственный способ убеждения состоит в…
   — Даже Амерлин и три Восседающие не убедят меня, дитя мое. — О Свет, даст она хоть кому-нибудь из них возможность договорить до конца? — Дальше.
   У меня нет времени для игр. Я могу помочь вам обеим. Во всяком случае я знаю тех, кто сумеет это сделать, кое-каких женщин, которые помогают сбившимся с пути. Благодарите лорда Мэта, что я отведу вас к ним, но прежде мне необходимо кое-что узнать. Вы были когда-нибудь в Башне или вы дички? И если вы были там, то вас отослали или вы сами сбежали? Только говорите правду. Эти женщины ко всем подходят по-разному.
   Илэйн пожала плечами. Они сделали все, ради чего пришли. Пожалуй, и впрямь хватит впустую тратить время, пора заняться делом.
   — Если убеждение бесполезно, нам больше нечего здесь делать. Найнив?
   Нам пора.
   Потоки вокруг хозяйки гостиницы исчезли, свечение вокруг Найнив тоже, но сама Найнив застыла как изваяние, настороженно и в то же время с затаенной надеждой поглядывая на госпожу Анан.
   — Ты знаешь женщин, которые могут нам помочь? — спросила она, облизнув губы — Найнив? — повторила Илэйн. — Мы не нуждаемся в помощи. Мы на самом деле Айз Седай, ты что, забыла?
   Искоса взглянув на Илэйн, госпожа Анан отряхнула юбки и, наклонившись, расправила нижние, чтобы они были видны как следует. Теперь все ее внимание сосредоточилось на Найнив. Илэйн в жизни не испытывала такого ощущения будто она тут вообще ни при чем.
   — Я знаю женщин, которые иногда подбирают дичков, или сбежавших из Башни, или тех, кто не прошел испытания на Принятую или на шаль. Всего этих женщин, наверно, около пятидесяти, хотя число их все время меняется. Они могут помочь вам начать новую жизнь, без постоянного страха, что какая-нибудь настоящая сестра заставит вас мечтать о том, чтобы она всего лишь содрала с вас шкуру. В конце концов так и произойдет. Только не лгите мне. Вы были когда-нибудь в Башне? Если вы сбежали, вам стоит обдумать, не вернуться ли. Башня находила большинство беглянок даже во время Войны Ста Лет, и не воображайте, что им помешает небольшая смута, которая распространилась сейчас. Если это так, я бы посоветовала вам просто пересечь площадь и отдаться на милость сестрам. Подозреваю, правда, что их милость будет не слишком велика. Но поверьте мне, это все же лучше, иначе вас поймают и силой приволокут обратно. Тогда вы и шагу не сделаете из Башни без разрешения.
   Найнив глубоко вздохнула:
   — Нам приказали покинуть Башню, госпожа Анан. Клянусь, коли это так важно. Илэйн недоверчиво вытаращилась на нее:
   — Найнив, что ты говоришь? Госпожа Анан, мы действительно Айз Седай.
   Госпожа Анан рассмеялась:
   — Дитя мое, дай-ка мне поговорить с Найнив, которая по крайней мере уже в таком возрасте, чтобы хоть чуть-чуть соображать… Все это ты расскажешь Кругу, и полагаю, они вряд ли будут к тебе благосклонны. Их не взволнует, что ты можешь направлять — они тоже могут. Но если начнешь валять дурака, тебе хорошенько всыпят и вышвырнут вон, так что пропашешь носом всю улицу.
   — Что еще за Круг? — требовательно спросила Илэйн. — Мы — Айз Седай.
   Отправляйся во Дворец Таразин и убедишься в этом.
   — Я с ней справлюсь, не беспокойся, — имела наглость заявить Найнив, сведя брови и скорчив Илэйн гримасу. Она словно сошла с ума!
   Госпожа Анан кивнула:
   — Хорошо. Теперь снимите свои кольца и уберите подальше. Круг не потерпит таких претензий. Они расплавят кольца, чтобы вам неповадно было.
   Хотя, судя по платьям, денежки у вас водятся. Если они краденые, постарайтесь, чтобы об этом не узнала Реанне. Одно из первых правил, которые вам придется зарубить себе на носу, запрещает красть, даже если вы голодны.
   Они не хотят привлекать к себе внимания.
   Илэйн сжала пальцы в кулак и спрятала руку за спину. И увидела, как Найнив покорно сняла кольцо и спрятала его в суму у пояса. Найнив, которая поднимала визг всякий раз, когда Мерилилль, или Аделис, или еще кто-нибудь забывал о том, что она полноправная сестра!
   — Доверься мне, Илэйн, — сказала Найнив. Легко сказать! Если бы Илэйн имела хоть малейшее представление о ее замыслах. И все же пока еще она ей доверяла.
   — Маленькая жертва, — пробормотала она. При необходимости Айз Седай снимали свои кольца, и она тоже так поступала и вполне сходила за сестру, но теперь оно по праву принадлежало ей. Снимать этот золотой ободок было морально тяжело.
   — Поговори со своей подружкой, дитя мое, — нетерпеливо сказала госпожа Анан, обращаясь к Найнив. — Реанне Корли не потерпит всех этих недовольных гримас, и если я из-за вас потеряла целое утро зря… Пошевеливайтесь, пошевеливайтесь! Вам повезло, что мне нравится лорд Мэт.
   Илэйн с величайшим трудом удалось сохранить спокойное лицо. Недовольные гримасы? Недовольные гримасы? Как только представится возможность, уж она выложит Найнив все, что о ней думает, не стесняясь в выражениях!


Глава 23. РЯДОМ С КРАСИЛЬНЕЙ


   Найнив хотела объяснить все Илэйн, когда хозяйка гостиницы оставит их наедине, но такой возможности не представилось. Госпожа Анан вывела их из комнаты, точно пленниц. Проходя мимо двери Мэта, она бросила на нее настороженный взгляд и, сохраняя холодное выражение лица, нетерпеливо проследовала дальше. В дальнем конце коридора они спустились по каменной лестнице без перил в большую, пышущую жаром и полную ароматов кухню, где самая толстая женщина, какую когда-либо видела Найнив, вооружившись большой деревянной ложкой, командовала тремя помощницами. Они вынимали из печи покрытые корочкой коричневые буханки и ставили на их место колобки из бледного теста. На выложенной белыми изразцами плите готовился завтрак, в горшке кипела, пузырясь, белая овсяная каша.
   — Энид, — сказала госпожа Анан толстухе, — мне нужно ненадолго отлучиться. Я отведу этих девиц кое-куда, где о них позаботятся.
   Вытирая белым полотенцем широкие, точно лопаты, обсыпанные мукой руки, Энид с явным неодобрением разглядывала Найнив и Илэйн. Все у нее было округлое — потное лицо с оливково-смуглой кожей, темные глаза; казалось, она состояла из нескольких больших шаров, засунутых в платье. Брачный кинжал висел поверх белоснежного передника, в нем сверкала целая дюжина камней.
   — Это и есть те стрекотухи, о которых болтала Кайра, госпожа? Лакомые кусочки для молодого лорда, я бы сказала. Он обожает развлекаться с такими.
   — Судя по тону, это представлялось ей весьма забавным.
   Хозяйка гостиницы с досадой покачала головой:
   — Я же велела этой девчонке попридержать язык. Я не допущу, чтобы о «Страннице» болтали невесть что. Напомни об этом Кайре от моего имени, Энид, и можешь пустить в ход свою ложку, если потребуется, чтобы она прислушалась к твоим словам. — Во взгляде, вновь обращенном на Найнив и Илэйн, было столько презрения, что Найнив от изумления чуть не открыла рот. — Даже полоумный вряд ли поверит, что эти двое Айз Седай. Растратили все свои деньги на наряды, хотели парню понравиться, а теперь, чтобы не голодать, им только и остается, что улыбаться ему. Тоже мне Айз Седай!
   Не дав Энид возможности ответить, госпожа Анан схватила Найнив за ухо правой рукой, Илэйн — левой и быстрыми шагами вывела их на конюшенный двор.
   Найнив просто ошалела. Потом попыталась освободиться, но хозяйка гостиницы вела их, не позволяя вырваться, и Найнив пришлось, спотыкаясь, сделать с полдюжины шагов, возмущенно глядя на нее. Она была не готова к такому обращению. Подбородок Илэйн был высоко вздернут, а голубые глаза так холодны, что Найнив не удивилась бы, если бы ее локоны покрылись изморозью.
   Госпожа Анан, наконец отпустившая девушек и упершая руки в бедра, будто ничего не замечала. А может, ей просто было наплевать.
   — Надеюсь, теперь никто не поверит Кайре, — холодно произнесла она. Будь я уверена, что у вас хватит ума держать рот на замке, я бы действовала иначе, но, к сожалению, у меня такой уверенности нет. — Хозяйка говорила спокойно, но без малейших признаков доброжелательности или мягкости; еще бы — этим утром они причинили ей столько беспокойства.
   — Теперь идите за мной и не пытайтесь сбежать. Если вы все же попробуете, никогда даже близко не подходите к моей гостинице, или я пошлю кого-нибудь во дворец, чтобы рассказали о вас и Мерилилль, и Теслин. Вот они — самые настоящие сестры, и они, уж не сомневайтесь, разорвут вас на куски и выбросят в помойную яму.
   Илэйн перевела взгляд с хозяйки гостиницы на Найнив. Не свирепый и не сердитый взгляд, но… почти такой. Найнив усомнилась, что она способна выдержать это. Мысль о Мэте, однако, убедила ее, что выдержит; все что угодно, только бы не зависеть от него.
   — Мы не сбежим, госпожа Анан, — сказала Найнив, стараясь изобразить покорность. Вроде неплохо получилось, учитывая, насколько ей вообще несвойственна покорность. — Спасибо, что помогаете нам. — Улыбнувшись хозяйке гостиницы, Найнив сочла за лучшее не обращать внимания на Илэйн, во взгляде которой почудился проблеск понимания, как ни трудно было в это поверить. Какие бы взгляды Илэйн на нее ни бросала, надо добиться, чтобы госпожа Анан продолжала считать, что они стоят причиненного беспокойства. Мы и вправду очень благодарны, госпожа Анан.
   Госпожа Анан подозрительно взглянула на нее, фыркнула и покачала головой. Найнив решила, что когда-нибудь она непременно оттащит хозяйку гостиницы во дворец и заставит сестер в присутствии госпожи Анан подтвердить, что она — самая настоящая Айз Седай.
   В такую рань конюшенный двор был пуст, если не считать единственного мальчишки лет десяти-двенадцати с ведром, из которого он разбрызгивал воду, чтобы прибить пыль на утрамбованной земле. Беленные известкой ворота конюшни были широко распахнуты, перед ними стояла ручная тележка, на которой валялись навозные вилы. Из конюшни доносились звуки, такие могла бы издавать огромная лягушка, которой отдавили лапу; Найнив решила, что поет какой-то мужчина. Может, придется добираться верхом? Даже короткая поездка не доставит ей удовольствия. Собираясь всего лишь пересечь площадь и тут же вернуться обратно, они не взяли с собой ни шляп, ни зонтов, ни пыльников.
   Однако госпожа Анан, проведя их через конюшенный двор, двинулась по узкому переулку между конюшней и высокой стеной, над которой виднелись верхушки пожухлых деревьев. Без сомнения, чей-то сад. Маленькая калитка вела в еще более пыльный проулок, настолько узкий, что конец его терялся в утренних тенях.
   — Теперь держитесь за мной, дети, уж будьте любезны, — сказала девушкам хозяйка гостиницы, глядя в сумрачный проулок. — Если потеряетесь, клянусь, я сама пойду во дворец.
   Идя следом за ней, Найнив обеими руками вцепилась в косу — все лучше, чем в горло этой Анан. Как страстно ей хотелось, чтобы у нее появилась первая седина! Сначала другие Айз Седай, потом Морской Народ, — о Свет, о них и думать-то не хотелось! — а теперь хозяйка гостиницы! Никто не воспринимает тебя серьезно, пока у тебя нет ни единого седого волоска; даже безвозрастное лицо Айз Седай не способно изменить такое отношение.
   Илэйн шла, приподняв юбки, чтобы не запылились, хотя ее легкие туфельки выбивали совсем немного пыли, которая могла бы осесть на подоле.
   — Я хочу понять, — мягко проговорила Илэйн, глядя прямо перед собой.
   Мягко, но холодно. Точнее, очень холодно. Она умела смешать человека с грязью, не повышая голоса, и это обычно восхищало Найнив. Обычно. Сейчас у Найнив возникло одно желание — влепить подруге пощечину. — Мы уже могли бы вернуться во дворец, напиться чаю из голубики и наслаждаться прохладой, дожидаясь, пока мастер Коутон соберет свои пожитки. Может, Авиенда и Бергитте уже вернулись, узнав что-нибудь важное. Мы могли бы наконец решить, как поступить с Мэтом: просто погулять вслед за ним по улицам Рахада и посмотреть, что из этого получится, вместе с ним заходить в дома, которые, на наш взгляд, стоит осмотреть, или позволить ему выбирать. За утро мы могли переделать сотню стоящих дел. В том числе обдумать, сможем ли мы вернуться к Эгвейн… когда-нибудь… после той сделки, на которую нас вынудил пойти Морской Народ. Рано или поздно нам придется обсудить это; делать вид, что ничего не произошло, не выход из положения… А вместо всего этого мы отправляемся на прогулку, которая затянется неизвестно на сколько, причем на протяжении всего пути придется щуриться от солнца. Ради визита к каким-то женщинам, которые подкармливают сбежавших из Башни. Лично меня не интересует ловля беглянок — ни сегодня, ни завтра, никогда. Но не сомневаюсь, что у тебя есть объяснение, которое я сумею понять. Я хочу понять, Найнив. Меня просто трясет при мысли, что, возможно, мне придется пинками заставить тебя пересечь площадь Мол Хара. Если вдруг выяснится, что ты затеяла пустое дело.
   Найнив нахмурилась. Пинками? Илэйн и впрямь вредно проводить столько времени с Авиендой. Еще немного, и она станет такой же жестокой, как айилка.
   Кто-то в конце концов должен вразумить эту парочку.
   — С какой стати нам все время щуриться? Солнце еще недостаточно высоко, — пробормотала Найнив. К несчастью, это неизбежно произойдет, и очень скоро.
   — Подумай, Илэйн. Пятьдесят женщин, способных направлять, помогают дичкам и женщинам, изгнанным из Башни. — Иногда, используя слово «дички», она испытывала угрызения совести. В устах большинства Айз Седай оно звучало презрительно, но Найнив собиралась добиться того, чтобы это звание можно было произносить с гордостью. — И она называет их Кругом. Лично мне не показалось, что это просто ее подруги. Скорее речь идет о каком-то обществе.