— Мы обойдемся и без них, госпожа Корли, — сказала Илэйн. Голос ДочериНаследницы звучал так, будто она поглаживала по голове ребенка, успокаивая его. — Я велела им дожидаться тут нашего возвращения. Мы привлечем меньше внимания, особенно за рекой, если с нами не будет Айз Седай, которых могут узнать.
   Ее представление о том, как следует одеться, направляясь в городские кварталы, где обитало простонародье, чтобы не привлечь к себе внимания, свелось к широкополой зеленой шляпе с крашеными зелеными перьями, висящему за спиной светлому зеленому льняному пыльнику, расшитому золотыми завитками, и шелковому зеленому костюму для верховой езды с глухим воротом и юбкойштанами. По бокам штанин снизу вверх тянулась вышивка золотом, заканчивающаяся овалом на ягодице. Она даже надела одно из ожерелий, к которым обычно цепляют брачные ножи. А при виде сплетенного из золотых нитей широкого пояса наверняка зачешутся руки любого вора в Рахаде. Никакого оружия, если не считать маленького ножа у пояса. С другой стороны, зачем оружие женщине, способной направлять Силу? Конечно, у этих, с красными поясами, заткнут за каждый из них кинжал. Как и у Реанне, только пояс у нее простой кожаный.
   Реанне сняла большую голубую соломенную шляпу, недовольно оглядела ее, надела снова и завязала тесемки. Тон Илэйн не располагал к тому, чтобы приставать к ней с расспросами. И все же Реанне вместе со шляпой нацепила улыбку и робко спросила:
   — Но почему Мерилилль Седай считает, что мы лжем, Илэйн Седай?
   — Они все так думают, — сказала еле слышно одна из этих, с красными поясами. Все они были в типичных для Эбу Дар платьях спокойных тонов, с не очень глубоким вырезом и подобранными с одной стороны юбками, чтобы выставить на всеобщее обозрение многослойные нижние юбки, но только у этой женщины, костлявой и почти совсем седой, была оливковая кожа и темные глаза, характерные для жительницы Эбу Дар. — Сарейта Седай назвала меня лгуньей прямо в лицо. Она не верит тому, сколько нас, не верит…
   Сердитый взгляд Реанне и слова «Успокойся, Тамарла» заставили ее замолчать на полуслове. Госпожа Корли готова была то и дело приседать и глупо улыбаться, даже разговаривая с ребенком, если этот ребенок была Айз Седай, но своих подруг она держала в узде.
   Мэт хмуро косился на окна над конюшенным двором. Они отлично просматривались с того места, где он стоял. Некоторые прикрывали тщательно выкрашенные белой краской кружевные железные ставни, другие — деревянные, резные, со множеством отверстий, тоже выкрашенные белым. Не похоже, что Тайлин уже встала; не похоже, что она появится на конюшенном дворе. Он был очень осторожен, стараясь не разбудить ее, когда одевался. Да и что ей может тут понадобиться? По крайней мере, Мэт так рассуждал. Но кто знает, чего можно ожидать от женщины, полдюжины служанок которой поймали его прошлой ночью в одном из коридоров и оттащили в ее апартаменты? Эта проклятая баба обращается с ним точно с игрушкой! Мэт не намерен больше мириться с этим. Не намерен. О Свет, кого он пытается обмануть? Если они не найдут Чашу Ветров и не уберутся из Эбу Дар, Тайлин будет щипать его за задницу и называть своим маленьким голубком каждую ночь.
   — Все дело в возрасте, Реанне. — В голосе Илэйн не то чтобы звучали неуверенные нотки, это вообще нехарактерно для нее, но чувствовалось, что она тщательно подбирает слова. — Среди Айз Седай считается очень невежливым говорить о возрасте, но, Реанне, похоже, ни одна Айз Седай со времен Разлома Мира не жила так долго, как любая из вас, входящих в Связующий Круг. — Это было странное название, употребляемое Родней по отношению к совету, который ими управлял. — Средний возраст женщин Родни далеко перевалил за сто лет.
   Женщины с красными поясами, широко распахнув глаза, удивленно посмотрели на Илэйн. Стройная кареглазая женщина с волосами бледно-медового цвета издала нервный смешок, но мгновенно прикрыла ладошкой рот, когда Реанне уничтожающе взглянула на нее и прикрикнула: «Фамелле!»
   — Этого не может быть, — еле слышно произнесла Реанне, обращаясь к Илэйн. — Конечно, Айз Седай должны…
   — Доброе утро! — сказал Мэт, появляясь из-за живой изгороди. Все это обсуждение показалось ему совершенно идиотским; всем известно, что Айз Седай живут дольше, чем кто-либо другой. Вместо того чтобы терять время на глупости, им следовало давным-давно быть на пути в Рахад. — Где Том и Джуилин? И Найнив? — Она, наверно, вернулась прошлой ночью, иначе Илэйн была бы уже вне себя. — Кровь и пепел, я и Бергитте не вижу. Нужно отправляться, Илэйн, а не топтаться тут. Авиенда пойдет?
   Илэйн еле заметно нахмурилась, глядя на Мэта, потом бросила быстрый взгляд на Реанне. Мэт понял, что Илэйн сейчас прикидывает, какое представление лучше устроить: то ли широко распахнуть невинные глаза, то ли улыбнуться — ох уж эти ямочки на щеках! И то и другое пошатнет ее авторитет.
   Девушка чуть вздернула подбородок — Том и Джуилин помогают Авиенде и Бергитте следить за дворцом Карридина, Мэт. — Дочь-Наследница предстала во всей своей красе. Ну, может, и не во всей, поскольку ей было прекрасно известно, как это может подействовать на Мэта, но голос звучал уверенно, глаза смотрели спокойно и требовательно, от хорошенького личика веяло холодом, почти ледяным высокомерием. Интересно, существует ли в мире хоть одна женщина, которая не скрывала бы в себе множество самых разных личностей, а была бы всегда одинаковой? — Найнив, я уверена, скоро спустится. Тебе совершенно незачем ехать с нами, Мэт, и ты это знаешь. Налесина и твоих солдат более чем достаточно для охраны. Развлекайся и радуйся жизни тут, во дворце, пока мы не вернемся.
   — Карридин! — воскликнул Мэт. — Илэйн, мы не для того торчим в Эбу Дар, чтобы возиться с Джайхимом Карридином. Значит, так: добываем Чашу, потом ты или Найнив создаете этот самый проход, и мы отсюда убираемся. Ясно? И я отправляюсь с вами в Рахад.
   Радоваться жизни! Только Свет знает, что способна затеять Тайлин, если он на целый день останется во дворце. Одна мысль об этом вызвала у Мэта желание истерически расхохотаться.
   Мудрые Женщины пронзили его ледяными взорами; толстуха Сумеко гневно скривила губы, и Мелоре тоже, а пухлая доманийка средних лет, чьей грудью он вчера любовался, уставилась на него, уперев руки в бедра. Лицо ее походило на грозовую тучу. И остальные тоже сверлили его взглядами. Они, похоже, еще вчера поняли, что Айз Седай не удалось застращать его, тем не менее даже Реанне смотрела на него так сердито, будто хотела надрать ему уши. Видно, раз сами они считали своим долгом прыгать вокруг Айз Седай, то, с их точки зрения, и все остальные должны вести себя так же.
   Поджав губы, Илэйн явно боролась с собой. Но Мэт отдал ей должное — она слишком быстро соображала, чтобы продолжать действовать в том же духе, если это не срабатывало. С другой стороны, сколь бы высокомерна она ни была по натуре, она явно пыталась бороться с этим своим недостатком. Остальные женщины не спускали с нее глаз.
   — Мэт, ты знаешь, что мы не можем покинуть город, пока не убедимся, что Чаша работает. — Подбородок по-прежнему высокомерно задран, но тон где-то между увещевательным и таким, каким Илэйн разговаривает обычно. Потребуется, наверно, не один день, чтобы разобраться, как ее использовать Может, половина недели или даже больше, и за это время мы вполне можем успеть вывести Карридина на чистую воду. — При упоминании имени Белоплащника голос ее зазвучал так, будто она испытывала к этому человеку личную неприязнь, но Мэт мгновенно забыл об этом, совершенно выбитый из колеи ее словами.
   — Половина недели! — Задохнувшись, он пальцем оттянул обмотанный вокруг шеи шарф. Прошлой ночью Тайлин этой длинной лентой черного шелка связала ему руки, прежде чем он сообразил, что она собирается делать. Половина недели.
   Или даже больше! Несмотря на титанические усилия, которые Мэт прикладывал, голос у него срывался. — Илэйн, наверняка вы сможете где угодно применить Чашу. Зачем непременно испытывать ее здесь? Эгвейн хотела, чтобы вы как можно скорее вернулись; ей наверняка нужна помощь друзей, спорю на что угодно. — Судя по тому, что он наблюдал в последнее время, Эгвейн очень даже нуждалась в помощи, и ей не помешала бы рядом даже сотня близких друзей.
   Может, когда он доставит их обратно, Эгвейн перестанет молоть чепуху о том, что она Амерлин, и позволит ему отвезти ее к Ранду вместе с Илэйн, Найнив и Авиендой. — А ты подумала о Ранде, Илэйн? Кэймлин. Львиный Трон. Кровь и пепел, ты же сама хотела побыстрее оказаться в Кэймлине, чтобы Ранд посадил тебя на Львиный Трон.
   Совершенно непонятно почему, но с каждым словом Мэта лицо Илэйн становилось все мрачнее, а глаза сверкали все ярче. Он сказал бы, что она возмущена, если, конечно, отбросить в сторону то, что у нее не было для этого причин.
   Как только Мэт закончил, Илэйн открыла рот, явно собираясь спорить, и он вскинулся, готовый напомнить ей все ее обещания, и пусть катятся в Бездну Рока те, кто глазел на них, эта Реанне и остальные. Судя по выражению их лиц, они настроены смешать его с грязью, даже если у самой Илэйн не было такого намерения.
   Однако никто не успел произнести ни слова — появилась полная седовласая женщина в ливрее Дома Митсобар и присела в реверансе сначала перед Илэйн, потом перед женщинами с красными поясами и, наконец, перед Мэтом.
   — Королева Тайлин прислала вам это, мастер Коутон, — сказала Ларен, протягивая ему корзинку, прикрытую полосатой салфеткой и оплетенную вокруг ручки маленькими красными цветочками. — Вы не завтракали, а вам необходимо поддерживать силы Щеки Мэта вспыхнули. Ларен просто смотрела на него, но он знал, что она, конечно, знает о нем больше, чем тогда, когда впервые привела его к Тайлин. Несравненно больше. Именно она приносила ужин на подносе прошлой ночью, когда он пытался спрятаться под шелковой простыней. Он ничего не понимал. При виде этих женщин он краснел и суетился, точно девочка, и готов был забиться в уголок, подальше от их всезнающих взглядов. У него просто в голове все это не укладывалось.
   — Ты уверен, что не хочешь остаться? — спросила Илэйн. — Не сомневаюсь, Тайлин с удовольствием составит тебе компанию за завтраком. Королева недавно сказала, что находит тебя удивительно занятным и очень обходительным, добавила она тоном, в котором отчетливо звучало недоверие.
   Мэт, не глядя, бросился куда-то за экипажи, с корзинкой в одной руке и ашандареем в другой.
   — Все мужчины с севера такие застенчивые? — спросила Ларен.
   Не останавливаясь, Мэт рискнул оглянуться через плечо и испустил вздох облегчения. Служанка подобрала юбки и повернулась к живой изгороди, собираясь уйти, а, Илэйн сделала знак Реанне и Мудрым Женщинам собраться вокруг нее. И все же он до сих пор дрожал.
   Женщины наверняка задались целью извести его.
   Завернув за ближайший экипаж, Мэт чуть не выронил корзину при виде сидящего на ступеньке Беслана. Солнечный свет играл на узком мече, клинок которого он внимательно рассматривал.
   — Что ты здесь делаешь? — воскликнул Мэт.
   Беслан спрятал меч в ножны, на его лице заиграла усмешка.
   — Собираюсь отправиться с тобой в Рахад. Надеюсь, ты еще позабавишь нас.
   — Здесь можно позабавиться гораздо лучше, — зевнул Налесин, прикрываясь ладонью. — Мне не удалось толком выспаться этой ночью, а теперь ты тащишь меня куда-то как раз тогда, когда тут появились женщины Морского Народа.
   Ванин, сидевший на бочке, посмотрел по сторонам, не увидел ничего интересного и снова закрыл глаза.
   — Я уж постараюсь, чтобы вы не слишком забавлялись, — пробормотал Мэт.
   Налесин не выспался этой ночью? Уф! Все они от души повеселились на празднике. Нельзя сказать, что он не получил никакого удовольствия, но по-настоящему это станет возможно лишь тогда, когда он выкинет из головы даже мысль о женщине, которая, чтоб ей сгореть, считает его чем-то вроде куклы. Что еще за женщины Морского Народа?
   — Найнив Седай вернулась прошлым вечером и привезла с собой больше дюжины этих красоток, Мэт. — Беслан надул щеки и изобразил ветер, а потом покачал руками. — Они так ходят, Мэт…
   Мэт тряхнул головой. Он все еще плохо соображал — Тайлин вытеснила из головы все остальные мысли. Найнив с Илэйн рассказывали ему об Ищущих Ветер — неохотно и взяв с него слово молчать, а вначале и вовсе пытались скрыть, даже куда Найнив собирается и, уж тем более, зачем. И ни намека о результатах ее поездки. У женщин свои понятия о том, что значит выполнять обещания. Интересно, куда подевались ее телохранители, Лавтин и Белвин?
   Может, Найнив оставила их у Морского Народа, притащив взамен этих женщин?
   Свои понятия, это точно. Но если Ищущие Ветер уже во дворце, конечно, им не потребуется много времени, чтобы опробовать свою Чашу. О Свет, пожалуйста, не так долго!
   Из-за живой изгороди показалась Найнив — будто сама мысль о ней явилась призывом. Мэт от изумления аж рот раскрыл. Высокий мужчина в темно-зеленой куртке держал ее под руку. Да это же Лан! Или, скорее, она держала его под руку, вцепилась обеими руками, с улыбкой глядя на него. Если бы речь шла о любой другой женщине, Мэт сказал бы, что она, несмотря на широко раскрытые глаза, грезит наяву, но это же Найнив!
   Осознав, где находится, Найнив вздрогнула и отшатнулась от Лана, не выпуская его руки. Платье у нее было под стать наряду Илэйн. Шелковое, голубое с зеленой вышивкой, с глубоким вырезом, позволяющим видеть свисающее в ложбинку груди на тонкой золотой цепочке тяжелое золотое кольцо, такое большое, что в него могли пролезть два ее больших пальца. Широкополую шляпу, которую Найнив несла за тесемки, украшали голубые перья, зеленый льняной пыльник вышит голубым. По сравнению с ней и Илэйн остальные женщины в своих шерстяных одеждах выглядели уныло и однообразно.
   Какими бы телячьими глазами ни смотрела Найнив всего мгновение назад, сейчас, перебросив косу на грудь, она снова стала самой собой.
   — Присоединяйся к мужчинам, Лан, — властно сказала она, — и можно отправляться. Последние четыре экипажа предназначены для мужчин.
   — Как скажешь, — ответил Лан, положив ладонь на рукоять меча.
   Найнив наблюдала, как он шагает к Мэту, с удивлением на лице, вероятно, не в силах до конца поверить в то, что он повинуется ей так покорно, потом одернула себя и снова ощетинилась, как прежде. Подойдя к Илэйн и остальным, она повела их к двум первым экипажам — так хозяйка загоняет гусей, покрикивая: «Кшш-ш! Кш-ш-ш!» Тем же властным тоном Найнив приказала открыть ворота конюшни, и ни у кого даже мысли не мелькнуло, что именно она задерживала отправление. Она прикрикнула и на кучеров, которые тут же деловито защелкали поводьями и замахали длинными хлыстами.
   Неуклюже вскарабкавшись вслед за Ланом, Налесином и Бесланом в третий экипаж, Мэт подпер дверь своим копьем и тяжело плюхнулся на сиденье с корзинкой на коленях, когда карета рванулась вперед.
   — Откуда ты взялся, Лан? — выпалил он без всяких предисловий. — Меньше всего я ожидал увидеть тебя. Где ты был? О Свет, я думал, ты погиб! Ранд тоже боялся за тебя. И позволяешь Найнив командовать собой. С какой стати.
   Света ради?
   Страж с лицом, точно высеченным из камня, на мгновение задумался, будто решая, на какой вопрос прежде отвечать.
   — Мы с Найнив поженились этой ночью на корабле Морского Народа, произнес он наконец. — У Атаман Миэйр несколько… необычные… свадебные обряды. Они удивили нас обоих. — Легкая улыбка скользнула по губам Лана, не затронув глаз. Он еле заметно пожал плечами, по-видимому, никаких дополнительных разъяснений он давать не собирался.
   — Да благословит Свет вас и вашу молодую жену, — любезно пробормотал Беслан, поклонившись, насколько позволяла теснота экипажа, и Налесин пробубнил что-то в том же роде, хотя по выражению его лица нетрудно было догадаться, что он считает Лана сумасшедшим. Налесин достаточно долго пробыл в обществе Найнив.
   Мэт сидел, покачиваясь в такт движению, и изумленно таращился на Лана.
   Найнив вышла замуж? Лан женился на Найнив? Этот человек и впрямь сошел с ума. Неудивительно, что у него такой мрачный взгляд. Мэт скорее согласился бы сунуть под рубашку бешеную лисицу. Только дураки женятся, и только полный безумец мог жениться на Найнив.
   Если Лан и заметил, что окружающие явно не пришли в восторг от его известия, он никоим образом не проявил этого. Не считая глаз, он выглядел точно так же, как помнилось Мэту, Может, чуть жестче, если это вообще возможно — Есть кое-что поважнее, — сказал Лан. — Найнив не хотела, чтобы ты узнал, но я считаю, что должен рассказать тебе. Двое твоих людей погибли, их убила Могидин. Мне очень жаль, но, если это послужит хоть каким-то утешением, скажу, что они умерли, не успев ничего осознать. Найнив думает, что Могидин покинула город, иначе она попыталась бы сделать то же самое, но я в этом не уверен. Мне сдается, что ее враждебность по отношению к Найнив носит личный характер, хотя Найнив упорно не хочет объяснить почему. — И снова легкая улыбка. Лан, казалось, не осознавал ее появления. — Или не рассказывает мне всего, хотя это не так уж важно. Лучше тебе знать, с чем мы можем столкнуться за рекой.
   — Могидин, — еле слышно произнес Беслан с сияющими глазами. Похоже, его мечта о том, чтобы позабавиться, сбывалась.
   — Могидин, — с придыханием произнес Налесин, но у него это прозвучало как стон, и он сильно дернул себя за остроконечную бородку.
   — Чтоб они сгорели, эти проклятые неуемные женщины, — пробормотал Мэт.
   — Надеюсь, ты не включаешь в их число мою жену, — холодно произнес Лан, коснувшись рукояти меча, и Мэт тут же поднял руки:
   — Конечно, нет. Только Илэйн… и Родню.
   Спустя мгновение Лан кивнул, и у Мэта вырвался вздох облегчения. Не хватало только, чтобы его убил муж Найнив — ее муж! А она-то! Уверена, что одна из Отрекшихся в городе, как в существовании собственной косы, и считает возможным скрывать это от него! Даже если сам он не так уж опасался Могидин — из-за лисьей головы, висящей под рубашкой, — медальон не мог защитить ни Налесина, ни остальных. Найнив явно вообразила, что они с Илэйн сами прекрасно защитят их. Они позволили ему взять с собой всех парней из отряда, а сами посмеивались над ним в рукав, сами…
   — Мэт, ты не собираешься прочесть записку от моей матери?
   Пока Беслан не упомянул о ней, Мэт даже не замечал, что в корзинку, под прикрывающей ее салфеткой, засунут сложенный во много раз листок бумаги.
   Теперь ему бросилась в глаза зеленая печать с изображением Якоря и Меча.
   Мэт сломал воск большим пальцем и развернул листок, держа его так, чтобы Беслан не видел написанного. Хотя, учитывая, как этот молодой человек смотрел на подобные вещи, может, это и не имело значения. Как бы то ни было, Мэту вовсе не улыбалась мысль, что записку прочтет кто-то кроме него самого.
   С каждой строчкой сердце у него ныло все сильнее Мэт, мой сладкий, я велела перенести все твои вещи в мои апартаменты.
   Так намного удобнее. К тому времени, когда ты вернешься, Риселле уже переберется в твои прежние комнаты, чтобы присматривать за Олвером. Ему, кажется, нравится ее общество.
   Я пригласила швей, чтобы обмерили тебя. Мне будет очень приятно присутствовать при этом. Тебе нужны куртки покороче. И новые штаны, конечно.
   У тебя изумительная задница. Утеночек, кто такая эта Дочь Девяти Лун, о которой ты сегодня вспоминал? Я уже обдумала несколько восхитительных способов заставить тебя рассказать мне об этом.
   Тайлин Все выжидающе уставились на Мэта. Ну, Лан-то просто смотрел, но его взгляд лишал Мэта присутствия духа больше, чем взгляды остальных; казалось, на него пристально смотрит… мертвец.
   — Королева считает, что мне нужна новая одежда, — сказал Мэт, запихивая записку в карман куртки. — Думаю, неплохо бы немного вздремнуть.
   Мэт надвинул шляпу на глаза, но не закрыл их, глядя в окно, по обе стороны которого свисали занавески. Он видел клубы пыли и ощущал ветер, который был заметно приятнее, чем духота в экипаже.
   Могидин и Тайлин. Из этих двоих он предпочел бы встретиться лицом к лицу с Могидин. Мэт дотронулся до висящей в распахнутом вороте рубашки лисьей головы. По крайней мере, против Могидин у него есть хоть какая-то защита. Защититься же от Тайлин не больше возможности, чем от этой проклятой Дочери Девяти Лун, кто бы она ни была. Если не удастся найти способ заставить Найнив и Илэйн покинуть Эбу Дар до ночи, не останется никого, кто не знал бы, что происходит между ним и Тайлин. Окончательно впав в уныние, Мэт поглубже надвинул на лоб шляпу. Из-за этих неуемных женщин он временами раскисал, точно девчонка. Того и гляди расплачется


Глава 38. ШЕСТЬ ЭТАЖЕЙ


   Если бы Мэт мог, он выскочил бы из экипажа и толкал его сам. Он не сомневался, что можно ехать и побыстрее. Улицы были уже залиты солнцем, повозки и фургоны прокладывали себе путь посреди толчеи и клубов пыли, сопровождаемые криками и проклятиями как возниц, так и прохожих, которым приходилось освобождать дорогу. По каналам скользило так много барж, передвигаемых шестами, что можно было перебраться на другой берег почти как по улице, шагая с одной на другую. Над мерцающим белым городом висел неумолчный гул. Эбу Дар трудился вовсю, наверстывая время, потерянное вчера во время Праздника Птиц, не говоря уже о Дне Раздумий, к тому же завтра вечером ожидался Праздник Последних Красных Угольков, а два дня спустя День Маддина — в честь основателя Алтары — и Праздник Полумесяца следующим вечером. Считалось, что южане непревзойденные ремесленники, но Мэт полагал, что эта репутация объяснялась прежде всего необходимостью упорно трудиться, восполняя время, потерянное за дни и ночи бесчисленных праздников и фестивалей.
   В конце концов экипажи все же добрались до реки и потащились по нависающей над водой длинной каменной пристани, с которой тянулись вниз ряды ступеней к привязанным вдоль нее лодкам. Сунув в карман кусок темножелтого сыра и приличную краюху хлеба, Мэт запихнул корзинку под сиденье. Он был голоден, но те, кто наполнял корзинку, явно торопились — большую ее часть занимал глиняный горшок с устрицами, но кухарки забыли их приготовить.
   Выбравшись на улицу вслед за Ланом, Мэт оставил Налесина и Беслана помогать остальным вылезать из подходящих экипажей. В каждый, точно сельди в бочку, набилась почти дюжина мужчин, отнюдь не таких мелких, как кайриэнцы, и вылезали они оттуда, все задеревенев. Мэт, обогнав Стража, направился к головному экипажу, положив ашандареи на плечо. Все его мысли были заняты Найнив, Илэйн и тем, что он собирался им сказать, неважно, кто его услышит.
   Пытаться скрыть от него то, что натворила Могидин! Ни слова не сказать о гибели двух его людей! Он им… Внезапно мысль о том, что Лан, точно каменная статуя с мечом у бедра, возвышается у него за спиной, улучшила настроение Мэта. Дочери-Наследнице, по крайней мере, придется выслушать все, что он думает по поводу таких секретов.
   Найнив стояла на пристани, завязывая тесемки своей шляпы с голубыми перьями и разговаривая с кем-то сидящим в экипаже.
   — …так и сделали, конечно, но кто мог подумать, что Морской Народ потребует такого, даже за частную услугу? Только им это могло прийти в голову!
   — Но, Найнив, — сказала Илэйн, сходя на пристань со шляпой с зелеными перьями в руке, — если эта ночь была такой чудесной, как ты можешь жаловаться на…
   Она замолчала, заметив Мэта и Лана. Прежде всего, конечно, Лана. Глаза Найнив широко раскрылись, лицо запылало от стыда, словно вечерняя заря.
   Илэйн замерла, одной ногой все еще стоя на подножке кареты и одарив Стража таким сердитым взглядом, будто он потихоньку подкрался к ним. Лан пристально смотрел на Найнив, и его лицо выражало не больше, чем забор. И хотя Найнив, казалось, готова была заползти под карету и спрятаться там, она смотрела на Лана так, будто, кроме него, в мире никого не существовало. Когда до Илэйн дошло, что ее сердитый взгляд пропал втуне, она сошла на пристань, освобождая дорогу Реанне и двум Мудрым Женщинам, которые ехали в той же карете, Тамарле и седовласой салдэйке по имени Джанира.
   Однако Дочь-Наследница не смирилась с тем, что на нее не обратили внимания, нет уж. Она переключилась на Мэта Коутона, сердито уставившись теперь уже на него, и от того, что объект ее негодования изменился, оно лишь усилилось. Мэт фыркнул и покачал головой. Если женщина не права, она умудряется отыскать столько промахов в поведении оказавшегося под рукой мужчины, что тот и впрямь начинает верить, будто виноват. Основываясь на личном опыте, опиравшемся как на собственные воспоминания, так и на принадлежавшие давно умершим людям, Мэт считал, что есть лишь две ситуации, в которых женщина способна признать свою неправоту: когда она хочет получить что-то взамен и когда ее неправота очевидна, как белый день.
   Найнив вцепилась в свою косу, но не так неистово, как обычно. Нащупав косу, руки соскользнули с нее, и Найнив принялась ломать пальцы.
   — Лан, — неуверенно начала она, — не думай, что я рассказывала о…
   Страж спокойно прервал ее, с легким поклоном подавая ей руку:
   — Мы на людях, Найнив. Говори только о том, о чем прилично говорить при всех. Могу я проводить тебя к лодке?
   — Да, — ответила она, кивая так энергично, что ее шляпа чуть не упала.
   Найнив нетерпеливо поправила ее обеими руками. — Да. На людях. Проводи меня.