Мэт терпеть не мог говорить «нет».
   — Тот, кто отстает, может застрять надолго, Лопин, — мягко произнес он.
   — Послушай, мне нужен кто-то, чтобы присматривать за Олвером. Нерим слишком занят. Да и вообще, Нерим, как ты знаешь, вернется к Талманесу. Если хочешь, я возьму тебя к себе.
   Мэт уже начал привыкать, что у него есть слуга, а для человека, ищущего работу, времена сейчас тяжелые — Очень хочу, милорд, — печально сказал Лопин. — Юный Олвер напоминает сына моей младшей сестры.
   Только вот, когда они вошли в бывшие комнаты Мэта, там оказалась леди Риселле, правда, одетая гораздо приличнее по сравнению с тем, в каком виде он в последний раз видел ее. И одна.
   — Я что, должна держать его на привязи? — заявила она, уперев кулаки в бедра. Ее потрясающая грудь вздымалась от волнения. Наверно, Риселле считала, что утеночку королевы не следует раздраженно разговаривать с ее личной служанкой. — Подрежь мальчишке крылья, и из него никогда не получится настоящего мужчины. Он вслух читал свою книжку, сидя у меня на коленях, весь день читал бы, позволь я ему. А когда прочел столько страниц, сколько задали, я его отпустила. И чего ты беспокоишься, не понимаю? Он обещал вернуться к заходу солнца, так что у него еще уйма времени.
   Поставив ашандареи на прежнее место в угол, Мэт велел остальным мужчинам сложить здесь свою ношу и заняться поисками Ванина и остальных солдат из отряда. Потом он оставил Риселле наедине с ее эффектной грудью и бежал всю дорогу до комнат, которые занимала Найнив вместе с остальными женщинами. Все они находились там, в гостиной, и с ними был Лан, с плащом Стража за спиной и седельными суммами на плечах. Наверно, это были сумы его и Найнив. Довольно много узлов с одеждой и отнюдь не маленьких сундуков стояли тут и там. Интересно, подумал Мэт, их тоже потащит Лан?
   — Конечно, поищи его, Мэт Коутон, — сказала Найнив. — Или ты воображаешь, что мы так запросто бросим ребенка?
   Послушать ее, так именно это Мэт и задумал.
   Неожиданно на него со всех сторон обрушились предложения помочь. Найнив и Илэйн тут же заговорили о необходимости отложить поездку на ферму, а Лан, Бергитте и Авиенда предложили присоединиться к поискам. Лана все это явно не радовало, он был каменно холоден и мрачен как всегда, но Бергитте и Авиенда…
   — У меня сердце разорвется, если с мальчиком что-нибудь случится, сказала Бергитте, а Авиенда взволнованно добавила:
   — Я всегда говорила, что ты не заботишься о нем как следует.
   Мэт стиснул зубы. Затерявшись на улицах города, Олвер запросто ускользнет от восьми человек и вернется во дворец на закате. Обычно он выполнял свои обещания, но нельзя сбрасывать со счетов то, что, вырвавшись наконец на волю, он обо всем забудет. Конечно, чем больше глаз, тем быстрее его найдут, особенно если все Мудрые Женщины примут участие в поисках.
   Колебания Мэта длились недолго. Он помнил и о собственных обещаниях, о том, что должен их сдержать, но у него хватило ума не напоминать никому об этом.
   — Чаша слишком важна, — ответил он. — И голам все еще где-то неподалеку, возможно, Могидин тоже, а уж Черная Айя наверняка. — Кости загрохотали у него в голове. Авиенде, наверно, не понравилось, что ее ставят в один ряд с Найнив и Илэйн, но сейчас это его не волновало. Мэт обращался к Лану и Бергитте:
   — Поберегите их, пока я не догоню вас. Постарайтесь, чтобы с ними ничего не случилось.
   Авиенда взволнованно заявила:
   — Мы постараемся. Обещаю. — Она погладила пальцами рукоять ножа. Судя по всему, она так и не поняла, что сама одна из тех, о чьей безопасности Мэт беспокоился.
   Зато Найнив с Илэйн поняли. Найнив устремила на него такой взгляд, будто хотела просверлить им дырку в его черепе. Мэт ожидал, что она примется за свою косу, но вот странно, ее рука лишь слегка вспорхнула вверх и сразу, резко опустившись, повисла вдоль тела. Илэйн лишь вздернула подбородок, большие голубые глаза заледенели. И никаких ямочек на щеках. Лан и Бергитте тоже все поняли.
   — Найнив — моя жена, — просто сказал Лан, положив руку ей на плечо.
   И еще одна странность. Найнив неожиданно очень погрустнела, она стиснула зубы, будто исполнилась решимости прошибить каменную стену.
   Бергитте бросила на Илэйн нежный взгляд, но слова ее были обращены к Мэту:
   — Я все сделаю. Слово чести.
   Мэт, испытывая неловкость, натянул куртку. Он до сих пор не мог в точности вспомнить все, что наговорил Бергитте, когда они вместе выпивали. О Свет, эта женщина впитывает вино, точно сухой песок воду. Но, несмотря на вспыхнувшие в сознании связанные с ней воспоминания, Мэт, принимая ее ручательство, ответил в духе барашанданского лорда:
   — Честь, оплаченная кровью, слово, скрепленное кровью.
   Бергитте кивнула, и по изумленным взглядам Найнив и Илэйн Мэт понял, что она по-прежнему хранит его тайну. О Свет, если хоть одна из Айз Седай узнает о воспоминаниях давно умерших людей, оживших в его сознании, они наверняка заподозрят, что именно он трубил в Рог. И никакая лисья голова не спасет его от бесконечных «как» и «почему», с помощью которых они уж докопаются до истины.
   Когда Мэт повернулся, чтобы уйти, Найнив схватила его за рукав:
   — Помни о буре, Мэт. Она надвигается и вскоре разразится, я знаю.
   Береги себя, Мэт Коутон. Слышишь? Тайлин расскажет тебе, как добраться до фермы, когда ты вернешься с Олвером.
   Кивнув, Мэт наконец сбежал — кости в голове грохотали, словно эхо его шагов. Что она имела в виду, говоря о том, чтобы он берег себя? Опасности, подстерегавшие его во время поисков, или те, что могут возникнуть при разговоре с Тайлин? Найнив и ее способность Слушать Ветер. Неужели она думает, что он сахарный и растает от небольшого дождичка? Подумать только, едва они пустят в дело Чашу Ветров, снова начнутся дожди. Казалось, минули годы с тех пор, как прошел последний дождь. Что-то спутало его мысли, что-то связанное с погодой и с Илэйн, в чем не было, конечно, никакого смысла, и Мэт тут же выкинул все из головы. Сейчас его волновал только Олвер.
   Его ожидали в длинной комнате около конюшни, где располагался отряд.
   Все были на ногах, за исключением Ванина, который валялся на постели, сложив руки на животе. Ванин любил повторять, что человек должен отдыхать, как только выпадет возможность. Когда появился Мэт, он задрал ноги вверх и сел.
   Ванин беспокоился об Олвере не меньше остальных; если Мэт чего и опасался, то лишь как бы Ванин не научил мальчишку воровать коней и ловить в чужих угодьях фазанов. Семь пар глаз тут же уставились на Мэта.
   — Риселле сказала, что Олвер надел красную куртку, — сообщил он. Время от времени он раздаривает их, и любой мальчишка в хорошей красной куртке, который попадется вам на глаза, скорее всего, знает, где был недавно Олвер. Разойдемся в разные стороны. Сделайте круг, начиная от Мол Хара, и постарайтесь вернуться через час. Прежде чем отправляться снова, дождитесь остальных. Это чтобы, если кто-то найдет его, другие не продолжали искать до завтра. Все понятно?
   Они кивнули.
   Иногда это просто ошеломляло Мэта. Долговязый Том, седовласый и седоусый, который когда-то был любовником королевы, причем явно по собственному желанию, в отличие от него самого, и даже больше чем любовником, если верить хоть половине его рассказов. Гарнан, с квадратной челюстью, с густой татуировкой на щеках, и не только там, который прослужил солдатом всю свою жизнь. Джуилин, с бамбуковым посохом и мечеломом у бедра, воображавший о себе не меньше какого-нибудь лорда, даже если идея носить меч самому пока не слишком привлекала его, и толстый грубоватый Ванин, по сравнению с которым Джуилин казался просто обходительным. Тощий Фергин и Гордеран, почти такой же широкоплечий, как Перрин, и Метвин, в чьем бледном лице типичного кайриэнца проглядывало что-то неистребимо мальчишеское, хотя он был старше Мэта. Некоторые пошли за Мэтом Коутоном, потому что считали его удачливым, потому что его удача могла помочь им уцелеть, если дело дойдет до мечей, а некоторые по причинам, которых он до конца не понимал, но они пошли за ним. Однако даже Том редко позволял себе лишь слабый протест против его приказаний. Может, Ренейле еще очень повезло. Может, то, что Мэт та'верен, не только снова и снова ввергало его в пучину треволнений и тревог. Внезапно его пронзило чувство… ответственности… за этих людей.
   Ощущение не слишком приятное и безусловно обременительное. Мэт Коутон и ответственность — ха! Когда это они шли рука об руку? Очень странное ощущение.
   — Будьте осторожны и не хлопайте ушами, — сказал Мэт. — Вы знаете, что может случиться. Буря надвигается. — Интересно, почему у него вырвались эти слова? — Ну, пошли. Нечего терять время, пока светло.
   По-прежнему сильный ветер гонял пыль по площади Мол Хара, посреди которой, установленная над фонтаном, возвышалась статуя, изображающая давно умершую королеву; никаких других признаков бури не наблюдалось. Королева Нарайне была известна своей честностью — явно недостаточное основание для того, чтобы изображать ее с обнаженной грудью. Яркое послеполуденное солнце пылало в безоблачном небе, но люди пересекали площадь с такой же скоростью, с какой они это делали, когда стояла утренняя прохлада. Прохлада, несмотря на ветер, казалось, тут же уходила в землю. Каменная мостовая под ногами пылала, как раскаленная сковорода.
   Бросив через площадь взгляд на «Странницу», Мэт зашагал к реке. Олвер гораздо реже удирал к уличным мальчишкам, когда они жили в этой гостинице; его вполне устраивало, что служанки и дочери Сеталль Анан обхаживали его. И с какой стати кости подталкивали Мэта перебраться во дворец? Все, что он делал с тех пор, как покинул гостиницу — все, что делал по своей воле, поправил себя Мэт, вспомнив о Тайлин и ее глазах, и ее руках, — все это могло бы с тем же успехом произойти, останься он здесь. Игральные кости вертелись в голове и сейчас, и Мэт от всей души пожелал, чтобы они наконец исчезли.
   Высматривая красную куртку, он спешил по улицам, нетерпеливо петляя среди карет и повозок, посылая проклятия вслед лакированным паланкинам и экипажам, которые то и дело едва не сбивали его с ног, но уличная суета мешала двигаться быстро. Что вполне естественно, по правде говоря. Жалея, что держал Типуна не в дворцовых конюшнях, Мэт хмуро поглядывал на снующих мимо людей; всадник вряд ли двигался в такой толпе быстрее пешехода, но он хоть видел дальше. С другой стороны, расспрашивать людей из седла не слишком удобно — по городу мало кто ездил верхом, и некоторые пугливо шарахались от всадника.
   Все время одни и те же вопросы. В первый раз это произошло на мосту, сразу за Мол Хара. Мэт обратился к продавцу запеченных с медом яблок на лотке, подвешенном на обхватывающем шею ремне.
   — Вы не видели мальчика, вот такого роста, в красной куртке?
   Олвер любил сладкое.
   — Мальчика, милорд? — переспросил торговец, шепелявя сквозь редкие уцелевшие зубы. — Тысячу мальчишек видел. Но ни одной куртки не запомнил. Не желает ли милорд яблочко или пару? — Он подцепил пару яблок костлявыми пальцами и протянул их Мэту; чувствовалось, что они размякли даже больше, чем казалось. — Милорд слышал что-нибудь о недавних беспорядках?
   — Нет, — раздраженно ответил Мэт и поспешил дальше.
   На другом конце моста он остановил полную женщину с подносом, на котором лежали ленты. Ленты Олвера не интересовали, но красные нижние юбки торговки мелькали из-под верхних, подколотых слева почти до бедра, а вырез на груди открывал не менее аппетитные округлости, что у Риселле.
   — Вы не видели мальчика?..
   От нее Мэт тоже услышал о беспорядках — и еще от половины опрошенных.
   Скорее всего этот слух породили события, произошедшие сегодня утром в одном доме в Рахаде. Женщина-возчик с перекинутым через шею длинным кнутом даже сообщила ему, что беспорядки произошли где-то за рекой, и только после этого заявила, что ей не до мальчишек, если только они не бегают под ее мулами.
   Мужчина с квадратной челюстью, продавец медовых сот, казавшихся совершенно засохшими, сказал, что беспорядки возникли около маяка в конце Прибрежной Дороги, на восточной стороне, у входа в залив — вот уж самое неподходящее место для беспорядков, все равно что затеять что-то посреди залива. В любом городе постоянно возникали тысячи слухов, была бы охота слушать, а Мэт сейчас был просто обречен на это.
   Одна из самых хорошеньких женщин из всех, что попались ему на глаза, стоящая перед входом в таверну — Мэйлин служила в «Старом баране», но ее единственной работой было, стоя у двери, привлекать клиентов, в чем она несомненно и преуспевала, — рассказала, что нынешним утром произошла целая битва. В Холмах Кордесе, к западу от города. А может, в Холмах Раннох, по ту сторону залива. А может… Удивительно хорошенькая была эта Мэйлин, но не очень смышленая. Олвер мог бы смотреть на нее часами — если бы она не раскрывала рта. Но и она не припоминала, чтобы видела мальчика в… Какого цвета, господин сказал, была куртка?
   Мэт услышал о беспорядках и сражениях, услышал о весьма странных тварях, которых видели в небе или на холмах, а им самое место в Запустении.
   Он услышал, что Возрожденный Дракон вот-вот обрушится на город с тысячами способных направлять Силу мужчин, что айильцы наступают, что целая армия Айз Седай… Нет, то армия Белоплащников. Пейдрон Найол умер, и Дети Света намерены отомстить за него, хотя почему именно жителям Эбу Дар, оставалось загадкой. Можно было предположить, что город, в котором распространялось множество подобных слухов, охвачен паникой, но даже те, кто пересказывал их, не вполне верили своим собственным словам. Итак, он услышал гору всякой чепухи, но ни слова о мальчике в красной куртке.
   За несколько улиц до реки Мэт услышал громовые раскаты, сильные глухие звуки, казалось, доносились с моря. Люди с любопытством поглядывали на безоблачное небо, недоуменно скребли в затылках и… продолжали заниматься своими делами. Так же поступил и он, продолжая опрашивать всех попадавшихся ему продавцов сладостей и фруктов и всех хорошеньких женщин. И все без толку. Добравшись до длинной каменной набережной, которая тянулась вдоль берега, Мэт остановился, разглядывая серые причалы и корабли. Снова сильно задул ветер, натягивая швартовы, скребя бортами кораблей о причалы. Набитые шерстью мешки, подвешенные вдоль стен для защиты, лишь немного смягчали удары. В отличие от лошадей, корабли Олвера не интересовали, для него они всего лишь способ добраться из одного места в другое. В Эбу Дар на кораблях работали в основном мужчины, хотя грузы, которые они перевозили, чаще предназначались для женщин. Редкие женщины на причалах принадлежали либо к торговому сословию и не спускали глаз со своего добра, либо к гильдии грузчиков. Вряд ли тут могли оказаться торговцы вкусненьким.
   Уже решив возвращаться, Мэт вдруг заметил, что вокруг замерло почти всякое движение. На пристанях обычно царила суета, но сейчас на всех кораблях, в поле его зрения, люди стояли у поручней или даже залезали на снасти и вглядывались в сторону залива. Бочки и корзины валялись брошенные, а голые по пояс мужчины и жилистые женщины в зеленых кожаных жилетах столпились на краю пристани, глядя между кораблями куда-то на юг, туда, откуда доносился гром. Там столбами поднимался густой черный дым, ветер клочьями гнал его на север.
   Поколебавшись лишь мгновение, Мэт рысцой припустил по ближайшему причалу. Сперва корабли, стоящие у причала, мешали ему разглядеть что-либо на юге, кроме дыма. Однако береговая линия изгибалась таким образом, что каждый док выдавался чуть дальше предыдущего. Когда Мэт ворвался в гудящую толпу, собравшуюся на краю пристани, перед ним открылась неспокойная зеленоватая поверхность реки, уходящая к заливу, где волны просто бушевали.
   На широком пространстве залива по крайней мере две дюжины кораблей, а может и больше, пылали, охваченные пламенем с носа до кормы.
   Множество других уже затонули, только нос или корма еще возвышались над водой, быстро погружаясь. Даже за то короткое время, пока он стоял и смотрел, нос большого двухмачтового корабля, на котором билось знамя красного, голубого и золотого цветов, знамя Алтары, внезапно с грохотом разлетелся на части. Послышался мощный гул, похожий на раскат грома, и быстро густеющие валы дыма поползли во все стороны, уносимые ветром, а нос корабля почти сразу ушел под воду. Сотни судов метались по заливу — все, которые тут находились. Трехмачтовые гонщики Морского Народа, их скиммеры и двухмачтовые парусники, каботажные суда с треугольными парусами, речные суда под парусами или с длинными веслами. Некоторые пытались спастись бегством вверх по реке, но большинство держало курс в открытое море. Множество каких-то незнакомых кораблей, подгоняемых ветром, входили в залив — огромные суда с прямыми круто обрезанными носами, такие же высокие, как гонщики. Они мчались, не обращая внимания на накатывающие волны, которые с грохотом обрушивались на них, обдавая брызгами. У Мэта перехватило дыхание, когда он внезапно узнал прямоугольные полосатые паруса.
   — Кровь и пепел, — пробормотал он, потрясенный. — Это же проклятые Шончан!
   — Кто? — воскликнула женщина с суровым лицом, стоящая в толпе позади него. Темно-голубое шерстяное платье отличного покроя указывало, что она принадлежит к купеческому сословию, о том же свидетельствовали кожаная папка с документами на грузы и значок гильдии на груди — серебряное птичье перо. Это Айз Седай, — убежденно заявила она. — Я всегда вижу, когда направляют.
   Дети Света разделаются с ними, как только прибудут. Вот увидите.
   Услышав эти слова, долговязая седая женщина в грязной зеленой жилетке обернулась, поглаживая пальцами деревянную рукоять своего кинжала.
   — Попридержи язык насчет Айз Седай, ты, обирала проклятая, не то я сдеру с тебя шкуру и затолкаю Белоплащника прямо тебе в глотку!
   Мэт оставил их махать руками и орать друг на друга и, выбравшись из толпы, помчался по набережной. Он увидел три — нет, четыре — огромные твари, они прилетели с юга и кружили над городом на гигантских крыльях, похожих на крылья летучей мыши. На их спинах сидели люди, видимо, в седлах. Потом появилась еще одна крылатая тварь, и еще. С крыш под ними внезапно с грохотом взметнулось вверх пламя.
   Теперь вокруг бежали все, толкая прорывавшегося по улицам Мэта.
   — Олвер! — кричал он, пытаясь перекрыть несшиеся со всех сторон крики и стоны. — Олвер!
   Неожиданно все окружающие будто бросились ему навстречу. Толкаясь изо всех сил, они почти тащили его за собой. Мэт упрямо сопротивлялся этому потоку и оказался на улице, откуда толпа спасалась бегством. От того, что он там увидел, у него заныло сердце.
   По улице стремительно продвигалась колонна Шончан, больше сотни воинов в шлемах, похожих на головы насекомых, и доспехах из частично перекрывающих друг друга пластин. Все верхом на чудовищных животных, похожих на котов величиной с лошадь, но покрытых бронзовой чешуей, а не мехом. Наклонившись в седлах, с пиками и голубыми вымпелами, Шончан галопом устремились к Мол Хара, не глядя по сторонам. Хотя «галоп» — не самое подходящее слово; скорость этих зверей была почти такая же, но они, казалось, перетекали с места на место. Наступил самый подходящий момент смыться — последний момент.
   И тут Мэт углидел… Когда конец колонны прошел мимо, в глаза ему бросилось красное пятно, там, в толпе на улице, за перекрестком — Олвер!
   — Мэт помчался вихрем, чуть не наступив на пятки последней чешуйчатой твари, и, протолкавшись сквозь толпу, увидел, как женщина с расширенными от ужаса глазами схватила маленькую девочку в красном платье и убежала, прижимая ребенка к груди. Мэт, дико озираясь, пробирался вперед, плечами отпихивая людей в стороны и сам ударяясь о них. — Олвер! Олвер!
   Еще дважды Мэт видел взметнувшийся над крышами столб огня и более чем в дюжине мест уплывающий в небо дым. Несколько раз он слышал все те же глухие раскаты, теперь гораздо ближе, явно не в заливе. В городе, Мэт был уверен.
   Много раз земля вздрагивала у него под сапогами.
   А потом улица опустела. Люди убегали во все стороны, скрывались в переулках, домах и лавках, спасаясь от Шончан, скачущих на конях. Среди них были не только мужчины в доспехах. Эту рощицу копий возглавляла смуглая женщина в голубом платье. Мэт узнал широкие красные полосы с изображением серебряных молний на ее юбках и корсаже. Серебряный повод, поблескивающий на солнце, тянулся от ее левого запястья к шее женщины в сером, дамани. Та бежала рядом с конем, на котором сидела первая — су л'дам. Бежала, точно ручная собачонка. В Фалме Мэт нагляделся на Шончан, но невольно остановился в начале переулка, наблюдая. Неумолчный грохот и вспышки говорили о том, что в городе есть люди, пытающиеся сопротивляться, и сейчас перед Мэтом развернулась картина одной из таких попыток.
   Все разбегались, пытаясь укрыться, не только из-за Шончан. В дальнем конце улицы добрая сотня всадников опустила длинные остроконечные копья. На них были мешковатые белые штаны и зеленые мундиры, на шлеме офицера сверкали золотые шнуры. С громким кличем солдаты Тайлин устремились на захватчиков.
   Числом они превосходили Шончан по крайней мере вдвое.
   — Проклятые идиоты, — пробормотал Мэт. — Не так надо. Эта су л'дам…
   Единственная реакция Шончан состояла в том, что женщина в платье с молниями указующе подняла руку — так направляют в полет сокола или посылают вперед охотничью собаку. Золотоволосая женщина на другом конце серебряного повода сделала шажок вперед. Медальон с лисьей головой на груди у Мэта заметно похолодел.
   Улица внезапно взорвалась прямо перед офицером защитников Эбу Дар, камни мостовой, люди и кони с оглушительным грохотом взлетели в воздух.
   Воздушной волной Мэта сбило, во всяком случае возникло ощущение, что земля ушла из-под ног. Он приподнялся и успел увидеть, как фасад гостиницы, стоящей на другой стороне улицы, внезапно обрушился в облаке пыли и обнажились внутренние помещения.
   Повсюду лежали люди и кони, окровавленные клочья людей и коней.
   Уцелевшие метались вокруг ямы, занимавшей половину улицы. Стоны раненых заполнили воздух. Меньше половины солдат тайлин, шатаясь, поднялись на ноги, изумленно оглядываясь и спотыкаясь. Некоторые, схватив поводья тоже нетвердо стоящих на ногах коней, карабкались в седла и пришпоривали коней. Другие просто убегали пешком. Все прочь от Шончан. Со сталью никто из них не побоялся бы встретиться лицом к лицу, но не с этим.
   Бежать, дошло наконец до Мэта, вот единственный разумный поступок в подобных обстоятельствах. Бросив взгляд через плечо, он увидел в переулке пыль и булыжники, громоздившиеся в кучу по крайней мере с этаж высотой. Он кинулся по улице, обгоняя убегающих солдат, держась как можно ближе к стенам и от всей души надеясь, что Шончан не примут его за одного из солдат Тайлин.
   Зря он надел зеленую куртку.
   Су л'дам, по-видимому, была не вполне удовлетворена. Лисья голова снова похолодела, и еще один взрыв позади швырнул Мэта на булыжник; мостовая, казалось, бросилась ему в лицо. У Мэта зазвенело в ушах, но сквозь звон он все же расслышал, как застонала кладка. Прямо над ним начала клониться вперед оштукатуренная белая кирпичная стена.
   — Куда подевалась моя проклятая удача? — закричал Мэт. Только это он и успел. И еще понять — в тот момент, когда стена рухнула прямо на него, — что проклятые кости в голове наконец-то замерли.


Глава 40. КОПЬЯ


   Со всех сторон вокруг Галины Касбан вздымались горы. Ближайшие были лишь чуть выше оставшихся за спиной холмов, но за ними виднелись заснеженные пики, а дальше еще более высокие. Однако она их не замечала. Камни на склоне покрыли синяками ее босые ноги. Она задыхалась, легкие работали с трудом.
   Солнце пекло голову, как и весь этот казавшийся бесконечным день, высушивая текущий ручьями пот. Она не думала ни о чем другом, только бы поднять одну ногу, перенести вперед, поставить перед другой и так снова и снова. Странно, что, несмотря на стекающие с нее ручьи пота, во рту было совершенно сухо.
   Галина была Айз Седай меньше девяноста лет, седина даже не коснулась ее длинных черных волос, но почти двадцать лет она возглавляла Красную Айя.
   Другие Красные сестры называли ее Верховной, в личных беседах, конечно; они считали ее равной Престол Амерлин. И все это время, кроме первых пяти лет, она состояла и в Черной Айя. Выполняла свои обязанности как Красная, но полностью подчинив их другим, высшим. Она в Высшем Совете Черной Айя была второй после самой Алвиарин и одной из трех знавших имя женщины, руководившей их тайными собраниями. На этих встречах она могла назвать любое имя — даже имя короля, — зная, что отныне оно принадлежит мертвецу. Такое не раз случалось и с королями, и с королевами. Галина погубила двух Амерлин, дважды способствовала превращению самой могущественной женщины в мире в визжащую, жалкую, горящую желанием рассказать все, что ей известно, помогала представить гибель одной из них так, будто та умерла во сне, и видела своими глазами, как другую свергли и усмирили. Все это входило в ее обязанности, как и необходимость истреблять мужчин, способных направлять Силу. Сами по себе эти действия не доставляли ей удовольствия — важно, чтобы была достигнута цель, — но она радовалась, что возглавляла круг, который усмирил Суан Санчей. Конечно, все это означало, что сама Галина Касбан — одна из могущественнейших женщин в мире, одна из влиятельнейших. Должно было означать.