вскочили на ноги. Мышка воспользовалась этим и основательно поработала над
коробкой шоколадных конфет, стоящей у изголовья кровати.

Они быстро умылись, надели дорожные костюмы и поспешили на кухню.
Николя пригласил их позавтракать в своих владениях. Мышка пошла было за
ними, но остановилась в коридоре. Она хотела поглядеть, почему солнца
сегодня не сияли так ярко, как обычно, и при случае наорать на них за это.
-- Ну, как вам спалось? -- спросил Николя. Под глазами у него темнели
синяки, а цвет лица был землистый.
-- Превосходно, -- сказала Хлоя и плюхнулась на стул, потому что ноги
ее не держали.
-- А ты? -- спросил Колен. Он поскользнулся и сел на пол, не
попытавшись даже подняться.
-- Я проводил Исиду домой, -- ответил Николя, -- и она, как водится,
предложила мне выпить.
-- А ее родителей не было дома? -- спросила Хлоя.
-- Нет, -- подтвердил Николя. -- Были только две кузины, и они упросили
меня остаться.
-- Сколько им лет? -- коварно спросил Колен.
-- Точно не знаю, -- сказал Николя. -- Но на ощупь я дал бы одной не
меньше шестнадцати и не больше восемнадцати другой.
-- Ты провел с ними ночь? -- спросил Колен.
-- Угу... Они слегка выпили, так что... мне пришлось убаюкивать всю
троицу. У Исиды широченная кровать... Там было как раз еще одно место. Я не
хотел тревожить вас и остался там спать...
-- Спать? -- переспросила Хлоя. Кровать эта, видно, очень неудобная,
потому что вид у тебя, я бы сказала...

Николя смущенно покашлял и чрезмерно деловито стал возиться со своими
электрическими приборами.
-- Попробуйте-ка это, -- сказал он, меняя тему разговора. И подал
начиненные финиками и сливами глазированные абрикосы в ароматном сиропе.
-- А машину ты сможешь вести? -- спросил Колен.
-- Попробуем, -- ответил Николя.
-- Как вкусно! -- воскликнула Хлоя. -- Поешь с нами.
-- Я предпочел бы что-нибудь бодрящее.

И на глазах Колена и Хлои он составил для себя чудовищную смесь из
кварты белого вина, ложки уксуса, пяти яичных желтков, двух устриц и ста
граммов рубленого мяса, залитого сливками и посыпанного щепоткой
гипосульфида натрия. Все это исчезло в его глотке со свистом пущенного на
полную мощность циклотрона.
-- Как пошло?-- спросил Колен и рассмеялся, увидев гримасу Николя.
-- Порядок!-- через силу ответил Николя.

И в самом деле, синяки под глазами у него разом исчезли, словно их
стерли смоченной в бензине ваткой, а лицо заметно посвежело. Он фыркнул, как
конь, стиснул кулаки и зарычал. Хлоя с некоторой тревогой взглянула на него.
-- У тебя схватило живот, Николя? -- спросила она.
-- Наоборот! -- рявкнул он. -- Все как рукой сняло! Сейчас подам вам
еще одно блюдо -- и в путь.

    XXIV



Большой белый лимузин осторожно продвигался вперед, объезжая рытвины.
Колен и Хлоя сидели сзади и глядели в окно, но им было как-то не по себе от
проносящегося мимо пейзажа. Небо висело совсем низко, красные птицы едва не
задевали телеграфные провода, поднимаясь и опускаясь вместе с ними от столба
к столбу, а их пронзительные крики отражались в свинцовой воде луж.
-- Почему ты велел свернуть на эту дорогу? -- спросила Хлоя у Колена.
-- Так короче, -- ответил он. -- Да по-другому и нельзя. Старое шоссе
вконец износилось. Все так и норовили по нему промчаться, потому что над ним
всегда ясное небо. И вот теперь остался только этот путь. Не волнуйся,
Николя хорошо ведет машину.
-- Ненавижу этот тусклый снег, эту мглу... -- сказала Хлоя.

Ее сердце колотилось, словно стиснутое жесткой скорлупой. Колен положил
ей руку на плечи и бережно, как котенка, обхватил пальцами ее тонкую шею.
-- Да-да... -- прошептала Хлоя и, поеживаясь от щекотки, чуть втянула
голову в плечи.
-- Не убирай руку, мне страшно одной...
-- Хочешь, я подниму цветные стекла? -- предложил Колен.
-- Ага... Пусть будет попестрей...

Колен нажал на зеленые, синие, желтые и красные кнопки, и разноцветные
фильтры заменили автомобильные стекла. Теперь Колен и Хлоя оказались словно
внутри радуги, и цветные тени плясали по белому меху сиденья всякий раз, как
машина проскакивала мимо телеграфных столбов. Хлоя почувствовала себя лучше.

Равнина по обе стороны дороги была покрыта жиденьким ползучим
блекло-зеленоватым мхом, да кое-где мелькали растрепанные деревья с корявыми
стволами. Воздух был недвижим, даже малый ветерок не рябил жидкую грязь,
которая черными фонтанами разлеталась из-под колес. Николя изо всех сил
старался не потерять дороги, он с трудом удерживал машину посредине вконец
разбитого скользкого шоссе.
-- Не волнуйтесь, -- сказал он, обернувшись к Хлое. -- Осталось совсем
чуть-чуть. Скоро дорога изменится.

Хлоя посмотрела в правое окно и вздрогнула. Привалившись к телеграфному
столбу, чешуйчатая тварь провожала их пристальным взглядом.
-- Гляди, Колен... Кто это?..
-- Не знаю... По-моему... оно не злое...
-- Это рабочий из бригады, обслуживающей телеграфную линию, -- сказал
Николя через плечо. -- Все они носят вот такие противогрязевые комбинезоны.
-- Это... жутко уродливо... -- прошептала Хлоя. Колен поцеловал ее.
-- Не бойся, Хлоя, ведь он всего-навсего человек...

Грунт под колесами как будто уплотнился. Рыжеватый свет забрезжил над
горизонтом.
-- А вот и солнце, -- сказал Колен. -- Погляди... Николя покачал
головой.
-- Нет, это медные копи. Мы мимо них проедем. Мышь, сидевшая рядом с
Николя, навострила ушки.
-- Да, -- сказал Николя. -- Скоро будет тепло.

Дорога повернула несколько раз. Жидкая грязь дымилась. Машина
пробивалась сквозь завесу белых испарений с сильным запахом меди. Наконец
грязь совсем затвердела и обнаружилось шоссе, пыльное и растрескавшееся.
Вдалеке перед ними, как над огромной раскаленной плитой, дрожал воздух.
-- Мне здесь не нравится, -- сказала Хлоя. -- Может, объедем другой
дорогой?
-- Другой дороги нет, -- сказал Колен. -- Не хочешь ли ты почитать
Гуффе? Я взял его с собой.

Кроме этой книги они ничего не взяли из вещей, так как рассчитывали
покупать все необходимое в пути.
-- Давай опустим цветные стекла? -- предложил Колен.
-- Давай. Теперь стало светлее.

Внезапно дорога еще раз повернула, и они оказались посреди медных
рудников, которые раскинулись ярусами по обе стороны шоссе. Бескрайняя
пересохшая равнина, покрытая зеленоватой медной рудой, уходила за горизонт.
Сотни рабочих в герметических комбинезонах возились вокруг огнедышащих
горнов. Другие складывали угольные брикеты, которые непрерывно подвозили
электровагонетки, в аккуратные пирамиды. Медь от жары плавилась и текла
красными ручьями, окаймленными бордюром из твердого, как камень, застывшего
ноздреватого шлака. Ручьи эти впадали в большие резервуары, откуда медь
выкачивали насосами и гнали по овальным трубам.
-- Какая ужасная работа! -- сказала Хлоя.
-- Зато платят хорошо, -- сказал Николя.

Несколько рабочих остановились, чтобы поглядеть на проезжающую машину.
Их взгляды не выражали ничего, кроме презрения и, пожалуй, насмешки. Это
были широкоплечие, сильные люди, и вид у них был невозмутимый.
-- Они нас ненавидят, -- сказала Хлоя. -- Поедем поскорей!
-- Они на работе, -- сказал Колен.
-- Ну и что? -- сказала Хлоя.

Николя прибавил газу. Автомобиль мчался но растрескавшемуся шоссе под
урчанье машин и бульканье плавящейся меди.
-- Мы скоро выскочим на старую дорогу, -- сказал Николя.

    XXV



-- Почему они так высокомерны? -- спросила Хлоя. -- Ведь работать не
очень-то приятно...
-- Принято считать иначе, -- сказал Колен. -- Работают по привычке, и
как раз для того, чтобы не думать.
-- Во всяком случае, выполнять работу, которую могут делать машины,
полный идиотизм.
-- Должен же кто-то делать машины, -- сказал Колен.
-- О, конечно, -- воскликнула Хлоя. -- Чтобы получить яйцо, нужна
курица, но когда есть курица, можно получить не одно яйцо, а целую кучу.
Следовательно, лучше начать с курицы.
-- Надо бы узнать, что мешает выпускать машины. Вероятно, просто не
хватает на это времени. Люди тратят все время на то, чтобы жить, а на работу
у них не остается времени.
-- А может быть, совсем наоборот? -- спросила Хлоя.
-- Нет, -- ответил Колен. -- Если бы у них было время сделать машины,
они могли бы потом ничего не делать. Я хочу сказать, что они работают, чтобы
жить, вместо того чтобы работать над созданием машин, которые дали бы им
возможность жить, не работая.
-- Это чересчур сложно, -- заметила Хлоя.
-- Нет, это очень просто. Конечно, такие перемены могут произойти
только постепенно. Но когда подумаешь, сколько времени уходит, чтобы сделать
то, что так быстро изнашивается...
-- По-твоему, рабочие не предпочли бы сидеть дома, и целовать своих
жен, и ходить в бассейн, и на танцы?
-- Нет, -- сказал Колен, -- потому что они об этом не думают.
-- Даже если они считают, что работать хорошо, разве они в этом
виноваты?
-- Нет, не виноваты, ведь им все твердят: "Труд священен, работать
хорошо, это благородно, труд превыше всего, и только трудящиеся имеют право
на все". Но при этом общество организовано так, что они работают все время и
просто не успевают воспользоваться своими правами.
-- Выходит, они глупые?
-- Да, глупые, -- сказал Колен, -- поэтому и согласны с теми, кто им
внушает, что нет ничего выше труда. Таким образом, они ни о чем не думают и
не стараются освободиться от бремени такой работы...
-- Давай поговорим о чем-нибудь другом, -- предложила Хлоя. -- Я от
этого устала. Скажи мне лучше, нравятся ли тебе мои волосы...
-- Я тебе уже говорил...
Он посадил ее к себе на колени. И снова почувствовал себя совершенно
счастливым.
-- Я тебе уже говорил, что люблю тебя и в целом и в частностях.
-- Тогда переходи к частностям, -- сказала Хлоя и с гибкостью змейки
нежно к нему прильнула.

    XXVI



-- Простите, месье, но не угодно ли месье здесь остановиться? --
спросил Николя.

Машина затормозила у придорожной гостиницы. Шоссе было уже хорошим, с
гладким покрытием, испещренным солнечными бликами, которые так эффектно
выглядят на рекламных фотографиях, а по обе его стороны раскинулся
прекрасный ландшафт: деревья правильной цилиндрической формы, свежая травка,
освещенная солнцем, коровы, пасущиеся на луговинах, источенные червячком
ветхие ограды, живые изгороди из цветущей жимолости, яблони, усыпанные
яблоками, желтые листья, собранные в аккуратные кучки, кое-где снежные
овраги, для разнообразия -- пальмы, мимоза, а в саду гостиницы -- северные
сосны и еще вихрастый огненно-рыжий мальчишка, который гонит по дороге двух
овец и одну пьяную собаку. По одну сторону шоссе дул сильный потер, по
другую же ветра не было вовсе -- каждый выбирал то, что ему нравится. Тень
отбрасывали не все деревья, а лишь некоторые, и только в одной из канав
квакали лягушки.

-- Да, давайте здесь остановимся, -- ответил Колен. -- Все равно до юга
нам сегодня уже не добраться.

Николя распахнул дверцу и вылез из машины. На нем был красивый
шоферский костюм из свиной кожи и элегантная кожаная каскетка. Он отошел на
два шага и оглядел автомобиль. Колен и Хлоя тоже вышли.
-- Наш экипаж, увы, не блещет чистотой, -- сказал Николя. -- Ведь мы
ехали по такой грязи.
-- Не важно, -- сказала Хлоя. -- В гостинице мы попросим, чтобы его
помыли...
-- Пойди узнай, есть ли у них свободные номера, -- сказал Колен. -- И
не грозит ли нам здесь смерть от голода.
-- Слушаюсь, месье, -- ответил Николя и приложил два пальца к козырьку
каскетки, словно нарочно стараясь вывести Колена из себя.

Он толкнул калитку из вощеного дуба и нервно вздрогнул, когда ладонь
его прикоснулась к обтянутой бархатом ручке. Гравий захрустел у него под
ногами, затем он поднялся по ступенькам каменной лестницы и исчез в
вестибюле.

Жалюзи на окнах были опущены и внутри не доносилось ни звука. Солнце
подпекало упавшие в траву яблоки, и из них прямо на глазах проклевывались
новорожденные зелененькие яблоньки, которые тут же зацветали и начинали
плодоносить крохотными наливными яблочками. Яблоньки третьего поколения
выглядели уже зелено-розовым мхом, и с них то и дело сыпались на землю
яблочки-бусинки.

Несколько стрекозлят зажужжали на солнышке, предаваясь невнятным
забавам, одна из которых заключалась в быстром волчковании на месте. На
ветровой стороне шоссе какие-то злаки волнами склоняли колосья и гудели под
сурдинку, а первые палые листья с тихим легким шелестом прилежно учились
летать. Стайка жуков, трепеща крыльями, пыталась лететь против ветра с
глухим бульканьем, подобным плеску плицев колесного парохода, который
поднимается вверх по реке к Большим озерам.

Колен и Хлоя стояли рядом, молча греясь на солнышке, и сердца у обоих
стучали в ритме буги-вуги.

Стеклянная дверь тихо скрипнула. Появился Николя. Он был весь
расхристанный, а каскетка криво сидела на голове.
-- Они что, вытолкали тебя взашей? -- спросил Колен.
-- Никак, нет, месье, -- ответил Николя. -- Они готовы принять месье и
мадам и заняться машиной.
-- Что с тобой случилось? -- воскликнула Хлоя.
-- А, -- махнул рукой Николя, -- хозяина не оказалось на месте...
Пришлось обратиться к его дочери.
-- Ты хоть застегнись, -- сказал Колен, -- у тебя неприличный вид.
-- Покорнейше прошу, месье, меня извинить, но я подумал, что ради двух
хороших номеров стоит принести такую небольшую жертву.
-- Переоденься, пожалуйста, раз ты без этого не можешь нормально
разговаривать, -- попросил Колен. -- Ты играешь в дурака на моих нервах...

Хлоя остановилась у маленького сугроба. Снежинки были пушистые, свежие.
Они ослепляли белизной и не таяли.
-- Погляди, какая прелесть, -- сказала она Колену. Под снегами цвели
примулы, васильки и маки.
-- Ага, -- ответил Колен, -- только зря ты трогаешь снег, простудишься.
-- Да что ты! Нет! -- сказала Хлоя и вдруг зашлась кашлем, похожим на
треск рвущегося шелка.
-- Милая моя Хлоя, -- Колен обнял ее и притянул к себе, -- не кашляй
так ужасно, мне больно.

Она выпустила снежинки из рук, и они медленно, словно пух, упали на
землю и снова засверкали на солнце.
-- Мне не нравится этот снег, -- пробормотал Николя, но тут же
спохватился. -- Я прошу месье извинить меня за то, что я позволил себе
высказаться.

Колен снял полуботинок с ноги и швырнул его Николя в лицо, но тот как
раз в эту секунду нагнулся, чтобы оттереть пятнышко на своих брюках. Услышав
за собой звон разбитого стекла, Николя выпрямился.
-- О месье, -- проговорил он с упреком. -- Это ведь окно вашей комнаты.
-- Ну и черт с ним! Воздуху будет больше... И тебе наука, чтобы ты не
вел себя, как идиот.

Опираясь о плечо Хлои, Колен поскакал на одной ноге к дверям гостиницы,
разбитое стекло тут же начало отрастать. По краям рамы уже появилась
тоненькая прозрачная пленка опалового цвета, отливающая цветами радуги.

    XXVII



-- Ну, как ты спал? -- спросил Колен.
-- Недурно. А ты? -- ответил Николя, не надевший в то утро шоферской
одежды. Хлоя зевнула и придвинула к себе кувшин с каперсовым сиропом.
-- Из окна так дуло, что я не могла уснуть.
-- Разве оно не затянулось стеклом? -- спросил Николя.
-- Не совсем. Родничок пока не зарос, и сквозь него садил ветер. Утром
у меня заложило грудь, она набилась снегом...
-- Это просто ужасно, -- сказал Николя. -- Ну, я их обматерю самым
строгим образом. Так мы сейчас едем дальше?
-- Нет, после обеда, -- ответил Колен.
-- Надо будет снова надеть шоферский костюм.
-- О Николя! -- пригрозил ему Колен. -- Если будешь продолжать в таком
духе, я тебя...
-- Хорошо, -- перебил его Николя, -- но только не сейчас. Он залпом
выпил кружку сиропа и доел бутерброд.
-- Загляну-ка я на кухню, -- сообщил он, поднимаясь из-за стола и с
помощью карманной дрели поправляя узел на галстуке.

Он вышел из комнаты, и звуки его шагов постепенно затихали, видимо, в
направлении кухни.
-- А мы что будем делать, милая моя Хлоя?
-- Целоваться.
-- Это уж точно! А потом?
-- Потом? Этого я не могу произнести вслух.
-- Ясно. Ну, а еще потом?
-- Потом уже пора будет обедать. Обними меня. Мне холодно. Этот снег...
Солнце лилось в комнату золотистыми волнами.
-- Здесь не холодно, -- сказал Колен.
-- Да, -- согласилась Хлоя, прижимаясь к нему. -- Но мне холодно... А
еще потом я напишу письмо Ализе.

    XXVIII



Улица была из конца в конец запружена народом. Все яростно толкались,
пытаясь прорваться в зал, где Жан-Соль должен был прочитать свою лекцию.

Люди прибегали к самым изощренным уловкам, чтобы обмануть бдительных
экспертов- искусствоведов, поставленных для проверки подлинности
пригласительных билетов, поскольку в продажу были пущены десятки тысяч
подделок.

Кое-кто приезжал на катафалках, но полицейские протыкали гробы длинными
стальными пиками, навеки пригвождая ловчил к дубовым доскам, и тогда те и
вправду давали дуба, что, к слову сказать, представляло известные удобства,
так как новопреставленные оказывались уже упакованными для похорон. Данная
операция приносила ущерб только истинным покойникам, потому что от нее
страдали их саваны. Многие почитатели Жан-Соля сигали на парашютах со
специальных самолетов (в аэропорту Бурже шла форменная драка, чтобы попасть
на такой самолет) и становились мишенями для пожарников, которые струей из
брандспойта загоняли смельчаков прямо на сцену, где и топили их, как котят.
Находились и такие, что пытались проникнуть в здание по трубам для нечистот.
Но стоило им ухватиться пальцами за края канализационных колодцев, чтобы
выбраться наружу, как их били подкованными каблуками по суставам, а
дальнейшее было уже делом крыс. Но ничто не могло умерить пыл одержимых
поклонников лектора. Однако надо признаться: вовсе не те, что тонули, а
другие упорствовали в своих отчаянных попытках проникнуть в зал, и
тысячеголосый рокот толпы не угасал, а напротив, поднимался к зениту,
распространяясь по поднебесью раскатистым пещерным гулом.

Только "чистые", ко всему причастные, "посвященные" являлись
обладателями подлинных приглашений, отличить которые от фальшивых не
составляло, кстати, труда, и потому эти избранные души беспрепятственно
двигались по узенькому коридору, отгороженному вдоль стен домов. Их охраняли
стоящие через каждые пятьдесят сантиметров тайные агенты, замаскированные
под огнетушители. Однако счастливцев оказывалось все же чрезвычайно много, и
в зал, уже набитый до отказа, то и дело врывались вновь прибывшие.

Шик появился здесь еще накануне. За баснословные деньги швейцар
согласился, чтобы Шик заменил его. Но это оказалось возможным только после
того, как Шик ломом перебил ему левую ногу. Когда речь шла о Партре, Шик не
скупился на инфлянки. Ализа и Исида вместе с ним ждали появления лектора.
Они тоже провели тут ночь, боясь пропустить такое событие. В темно-зеленой
униформе швейцара Шик был просто неотразим. С тех пор как Колен подарил ему
двадцать пять тысяч инфлянков, он все больше пренебрегал своей работой.

В зале собралась особая публика. Очкарики с блуждающими взглядами,
всклокоченными волосами, замусоленными окурками в зубах и громкой отрыжкой,
женщины с жидкими, словно траченными молью косичками, плотно уложенными
вокруг головы, и кожаных канадках" с вытертыми белесыми пятнами на груди,
надетых прямо на голое тело.

В большом зале на первом этаже, потолок которого был наполовину
застеклен, а наполовину расписан красками, разведенными на тяжелой воде (от
этих многофигурных фресок зарождалось сомнение: представляет ли хоть
какой-то интерес жизнь, если женские формы так безнадежно тяжелы и
уродливы), так вот, в зале набивалось все больше и больше народу, причем
тем, кто появился позже, ничего не оставалось, как, стоя где-то сзади на
одной ноге, другой отбиваться от наседающих на них ближайших соседей. В
специальной ложе в окружении свиты восседала герцогиня де Будуар, привлекая
к себе внимание истерзанной толпы и оскорбляя роскошью хорошего тона группу
неудачливых философов, кое-как примостившихся на складных стульях.

Начало лекции приближалось, и присутствующих все больше лихорадило. В
глубине зала поднялся галдеж, несколько студентов пытались посеять смуту в
умах, скандируя искаженный текст "Нагорной проповеди" баронессы Орци.

Но Жан-Соль был уже на подступах к залу. Шик услышал, что на улице
затрубил слон, и высунулся в окно. Вдали, в глубине бронированного паланкина
вырисовывался силуэт Жана-Соля, а слоновья спина под ним, бугристая и
морщинистая в луче красного прожектора, казалась чем-то инопланетным. В
четырех углах паланкина стояли отборные стрелки, держа наизготовку топорики.
Слон прокладывал себе дорогу в толпе, шагая прямо по людям, и глухой топот
его четырех колонн неумолимо приближался. Перед подъездом слон опустился на
колени, и отборные стрелки сошли первыми. Изящно спрыгнув вслед за ними,
Партр оказался в их кольце. Ловко орудуя топориками, стрелки повели Партра в
зал. Полицейские заперли все двери, а Шик, подталкивая перед собой Ализу и
Исиду, поспешил по потайному коридору за кулисы.

В глубине сцены висел бархатный занавес, в котором Шик загодя проделал
дырочки, чтобы все хорошо видеть. Трое молодых людей уселись на подушки и
стали ждать. На расстоянии метра от них, не более, Партр готовился начать
свою лекцию. Его гибкое и аскетическое тело излучало особые флюиды, и
публика, покоренная неотразимым обаянием любого его жеста, в томлении
замирала, ожидая вожделенного сигнала к старту.

Было много обмороков, связанных с внутриматочным перевозбуждением,
которое охватывало главным образом женскую часть зала, и Ализа, Исида и Шик
явственно слышали хриплое дыхание двух дюжин слушательниц и слушателей,
которые пробрались под сцену и там, в кромешной тьме, на ощупь раздевались,
чтобы занимать меньше места.
-- Ты помнишь? -- шепнула Ализа, с нежностью взглянув на Шика.
-- Еще бы, там мы нашли друг друга...

Он наклонился к Ализе и ласково поцеловал ее.
-- Вы тоже были там, под сценой? -- спросила Исида.
-- Да, -- ответила Ализа, -- и это было очень приятно.
-- Не сомневаюсь, -- сказала Исида. -- Что это, Шик?

Шик как раз снимал крышку со стоящего рядом с ним большого черного
прибора.
-- Фонограф, -- ответил он. -- Я приобрел его ради этой лекции.
-- Колоссально! -- воскликнула Исида. -- Значит, сейчас можно и не
слушать...
-- Конечно... А дома хоть всю ночь напролет слушай. Но мы не будем
этого делать, чтобы не заиграть пластинки. Прежде я должен сделать, копии.
Пожалуй, я даже закажу у фирмы "Крик владельца" серию этих пластинок. Для
продажи.
-- Этот ящик влетел вам небось в копеечку, -- сказала Исида.
-- Какое это имеет значение! -- ответил Шик. Ализа вздохнула. Вздох ее
был таким легким, что услышала его только она одна... Да и то едва ли.
-- Все! Он начинает!.. -- воскликнул Шик. -- Я положил свой микрофон
рядом с микрофонами радиостудии. Они его не заметят.

Жан-Соль начал говорить. Сперва ничего, кроме щелканья затворов, не
было слышно. Фотографы, кинорепортеры просто удержу не знали. Потом один из
них был сбит с ног отдачей своей камеры, и тут поднялось невесть что.
Озверелые коллеги набросились на несчастного и принялись осыпать его
порошком магния. Ослепительно вспыхнув, он ко всеобщему ликованию исчез
навсегда, а полицейские отправили в тюрьму всех остальных репортеров.

-- Прекрасно! -- Шик ликовал. -- Теперь я один буду обладать этой
записью! Публика, которая поначалу вела себя более или менее спокойно,
начала волноваться и все громче проявляла свое восхищение Партром, отзываясь
восторженными воплями и аплодисментами буквально на каждое его слово. И это
несколько затрудняло понимание того, что он говорил.

-- А вы и не пытайтесь во все это вникнуть, -- сказал Шик. -- Мы потом
послушаем на свободе запись. -- Тем более что здесь все равно ничего не
слышно, -- подхватила Исида.
-- Он тих как мышка. Кстати, у вас нет известий от Хлои?
-- Я получила от нее письмо, -- ответила Ализа.
-- Они уже приехали?
-- Да, им все-таки удалось уехать. Но они собираются вернуться раньше,
чем думали, потому что Хлоя чувствует себя не очень хорошо, -- сказала
Ализа.
-- А Николя? -- спросила Исида.
-- С ним все в порядке. Хлоя пишет, что он вел себя просто ужасно с
дочерьми всех хозяев гостиниц, где они останавливались.
-- Николя -- отличный парень, -- сказала Исида. -- Не понимаю, почему
он работает поваром.
-- Это действительно странно, -- сказал Шик.
-- А что такого? Это куда лучше, чем коллекционировать Партра, --
сказала Ализа и ущипнула Шика за ухо.
-- Надеюсь, у Хлои ничего серьезного? -- спросила Исида.
-- Она не пишет, чем больна, но жалуется, что у нее ноет грудь, --
ответила Ализа.
-- Хлоя такая красивая! Невозможно себе представить, что она захворала.
-- Ой, -- прошептал Шик. -- Смотрите, смотрите!..

Часть застекленного потолка приоткрылась, и по периметру
образовавшегося проема появились чьи-то головы. Оказывается, отважные
поклонники Партра забрались на крышу и успешно провели задуманную операцию.
Но на этих смельчаков наседали сзади такие же смельчаки, и, чтобы
удержаться, первым смельчакам пришлось изо всех сил вцепиться в края рамы.
-- Их можно понять, -- сказал Шик. -- Лекция совершенно выдающаяся.
Партр вышел из-за стола и продемонстрировал слушателям муляжи различных
типов блевотины. Самая прекрасная из них -- непереваренное яблоко в красном
вине -- имела огромный успех. Шум стоял такой, что даже за занавесом, там,
где сидели Ализа, Исида и Шик, стало уже почти невозможно разговаривать.