Мы же предлагаем совсем иное объяснение.
   Мы считаем, что Стена была построена прежде всего для обозначения границы между двумя государствами.
   И построена она была тогда, когда достигли договоренности об этой границе. Видимо для того, чтобы исключить пограничные споры в будущем. А такие споры, вероятно, были. Сегодня договорившиеся стороны проводят границу на карте (то есть на бумаге). И считают, что этого достаточно. А в случае России и Китая китайцы, по-видимому, придавали договору такое значение, что решили увековечить его не только на бумаге, но и «на местности», проведя Стену по договоренной границе. Это было надежнее и, как думали китайцы, надолго исключит пограничные споры. В пользу такого нашего предположения говорит и сама длина Стены. Четыре, или одна-две тысячи километров – нормально для границы между двумя государствами. Но для чисто военного сооружения – бессмысленно.
   Но ведь политическая граница Китая за его якобы более чем двухтысячелетнюю историю многократно менялась. Так нам говорят сами историки. Китай объединялся, затем разваливался на отдельные области, терял и приобретал какие-то земли и т.д.
   С одной стороны это вроде бы затрудняет проверку нашей гипотезы. Но с другой, напротив, нам предоставляется возможность не только проверить ее, но и датировать постройку Стены. Если нам удастся найти политико-географическую карту, на которой граница китая пройдет в точности вдоль Великой Китайской стены, это будет означать, что именно в это время стену и построили. Сегодня Китайская Стена находится внутри Китая.
   Было ли такое время, когда она обозначала границу страны? И когда это происходило? Ясно, что если ее строили как пограничную стену, то в то время она должна была идти в точности по политической границе Китая. Это позволит нам датировать постройку Стены.
   Попробуем найти географическую карту, на которой Китайская Стена проходит точно по политической границе Китая.
   Важно, что такие карты есть. И их много.
   Это – карты XVII-XVIII веков. И мы уже использовали их в нашей книге, когда рассказывали о географических представлениях XVIII века.
   Берем карту Азии XVIII века, изготовленную Королевской Академией в Амстердаме:
   L'Asie, Dresse sur les observations de l'Academie Royale des Sciences et quelques autres et Sur les memoires les plus recens. Par G. de l'Isle Geographe. a Amsterdam. Ches R. & J. Ottens, Geographes dans le Kalverstraat au Carte du Monde. Карта взята нами из редкого атласа XVIII века [1019].
 
 
   На этой карте мы находим два государства: Тартария (Tartarie) и Китай (Chine).
 
 
   Северная граница Китая идет примерно вдоль 40-й параллели.
 
 
   В точности по этой границе идет китайская стена. Более того, на карте эта Стена обозначена как жирная линия с надписью Muraille de la Chine, то есть «высокая стена Китая» в переводе с французского.
   Ту же Китайскую Стену, и с такой же надписью на ней, мы видим и на другой карте 1754 года – Carte de l'Asie.
 
 
   Здесь Китайская Стена тоже идет примерно по границе между Китаем и Великой Татарией, то есть Монголо-Татарией – Россией.
 
 
 
   Буквально то же самое мы видим и на другой карте Азии XVII века, в известном атласе Блау [1035]. Китайская Стена идет в точности по границе Китая, и только небольшой западный участок Стены оказывается внутри Китая.
 
 
   В пользу нашей идеи говорит и то обстоятельство, что картографы XVIII века вообще поместили на политическую карту мира Китайскую стену. Следовательно, Стена имела смысл политической границы. Ведь не изобразили же картографы на карте другие «чудеса света», например, египетские пирамиды. А Китайскую Стену – нарисовали.
   Эта же Стена изображена на цветной карте Цинской Империи второй половины XVII-XVIII веков в академической 10-томной Всемирной Истории [58], с.300…301. На этой карте Великая Стена изображена подробно, со всеми ее мелкими изгибами на местности. Почти на всем своем протяжении она идет точно по границе китайской империи, за исключением небольшого самого западного участка Стены длиной не более 200 километров.
   На карте якобы 1617 года из Атласа Блау [1036] мы также видим Китайскую Стену, идущую в точности по границе между «Чиной», то есть современным Китаем, и Тартарией – Tartaria.
 
 
 
   Точно такую же картину мы наблюдаем и на карте якобы 1635 года из Атласа Блау [1036], с.198…199. Здесь, в точности по границе между Chinae и Тартарией, проходит Великая Китайская Стена, рис.6.14 и рис.6.15.
 
 
 
   По нашему мнению все это означает следующее.
   Китайская Великая Стена была построена в XVI-XVII веках как политическая граница между Китаем и Россией – «Монголо-Татарией».
   Если после этих карт кто-то снова повторит, что Стену построили все-таки в III веке до нашей эры, то мы ответим так.
   Может быть, вы и правы. Не будем спорить.
   Но в таком случае придется допустить, что «древние» китайцы обладали настолько поразительным даром предвидения, что точно предсказали – как именно будет проходить граница между Китаем и Россией в XVII-XVIII веках новой эры, то есть через две тысячи лет.
   Нам могут возразить: напротив, границу между Россией и Китаем в XVII веке провели по древней Стене. Однако в таком случае Стена должна была бы быть упомянута в письменном русско-китайском договоре. Мы не нашли таких упоминаний.
   Когда же была построена Стена – Граница между Россией – «Монголо-Татарией» и Китаем?
   Судя по всему, именно в XVII веке. Недаром считается, что ее строительство «завершилось» лишь в 1620 году [37], с.121. А может быть, даже и позже. См. об этом ниже.
   В связи с этим сразу вспоминается, что именно в это время между Россией и Китаем происходили пограничные войны. См. С. М. Соловьев, «История России с древнейших времен», том 12, глава 5, [49].
   Вероятно, лишь в конце XVII века договорились о границе. И тогда же построили стену, чтобы зафиксировать договор.
   Была ли эта Стена ранее XVII века? По-видимому, нет. Скалигеровская история говорит нам, что Китай был завоеван «монголами» в XIII веке н.э. Точнее, в 1279 году. И вошел в состав огромной «Монгольской» – Великой Империи.
   Правильная датировка этого завоевания – конец XIV века, то есть на сто лет позже [5]. В традиционной истории Китая это событие отмечено в XIV веке как приход к власти династии Минг в 1368 году, то есть тех же монголов.
   По-видимому, в XIV-XV веках Русь и Китай еще составляли одну империю. А потому не было никакой потребности возводить Стену – Границу.
   Скорее всего, такая потребность возникла после смуты на Руси, поражения Русской Ордынской династии и захвата власти Романовыми. Как известно, Романовы резко сменили политический курс России, пытаясь подчинить страну западному влиянию. Такая про-западная ориентация новой династии привела к распаду Империи. Отделилась Турция, и с ней начались тяжелые войны.
   Отделился и Китай. И, фактически был утрачен контроль над значительной частью Северной Америки. В конце концов, была потеряна Аляска.
   По-видимому, отношения Китая с Романовыми стали напряженными, начались пограничные конфликты. Потребовалось возвести Стену, что и было сделано.
   Кстати, многие «древнекитайские летописи» говорят о Великой Стене. Так в каком же году были они написаны? Ясно, что после постройки Стены – Границы. То есть, не ранее XVII века н.э.
   А вот, кстати, еще один вопрос.
   А сохранились ли в Китае еще какие-либо фундаментальные каменные постройки ранее XVII века, то есть ранее манжурской династии, о которой мы поговорим ниже подробно? Каменные храмы, каменные стены городов, мощные каменные крепости.
   Или же Великая Стена стояла до прихода манжуров в XVII веке в гордом одиночестве? Если так, то – очень странно. Неужели за две тысячи лет, якобы прошедших со времени постройки Стены, китайцам не пришлось строить других сооружений, хоть отдаленно сравнимых со Стеной? Ведь нам говорят, будто долгая история Китая наполнена междоусобными войнами. Почему же не отгораживались стенами друг от друга?
   В Европе и на Руси, например, каменных крепостных сооружений сохранилось очень много. Если китайцы две тысячи лет назад построили гигантское каменное сооружение, в общем-то бесполезное с военной точки зрения, то почему же они не направили свои замечательные таланты на постройку действительно нужных каменных кремлей в своих городах, которые постоянно воевали друг с другом? Имея такой грандиозный опыт «строительства стен», можно было бы весь Китай покрыть мощными каменными оборонительными сооружениями задолго до XVII века. А не ждать тысячелетиями прихода манжуров.
   Если же Стена была построена, как мы предполагаем, лишь в XVII веке и была одной из первых грандиозных каменных построек в Китае, то все становится понятно. С XVII века в Китае крупных междоусобных войн не было, правила все время одна и та же манжурская династия. Продолжалось это до XX века. А в XX веке стен и каменных крепостей уже никто не строил по понятным причинам.
   По-видимому, можно даже более точно указать время постройки Великой Китайской Стены.
   Как мы уже говорили, Стена была по-видимому возведена как граница между Китаем и Россией во время пограничных споров XVII века. Вооруженные столкновения разгорелись с середины XVII века. Войны шли с переменным успехом [49], с.572…575. Описания этих войн сохранились с записках Хабарова.
   Договор, зафиксировавший северную границу Китая с Россией, был заключен в 1689 году в Нерчинске. Может быть, были и более ранние попытки заключить русско-китайской договор. Следует ожидать, что Китайская Стена была построена между 1650 и 1689 годами. Это ожидание оправдывается. Известно, что император – Богдыхан Канси «начал осуществление своего плана вытеснения русских с Амура. Построив в Манжурии цепь укреплений (! – авт.), Богдыхан в 1684 году направил на Амур манжурскую армию» [58], том 5, с.312.
   Какую такую цепь укреплений построил Богдыхан к 1684 году?
   По нашему мнению, здесь говорится о постройке Великой Китайской Стены.
   Цепь укрепленных башен, соединенных стеной.
 
 
   На рисунке показана гравюра начала XVIII века, на которой изображено русское посольство, проходящее через Великую Китайскую Стену. Стоит отметить, что изображенная здесь Стена совершенно не носит характера военного укрепления. Например, оба прохода в башнях, сквозь которые проложена дорога из России в Китай, полностью лишены каких-либо запорных ворот или заградительных решеток.
 
 
   Оба сквозных прохода-арки сквозь Стену довольно высокие и просторные. Ничем не закрыты! И загородить их очень трудно ввиду больших размеров проходов. Кроме того, вся кирпичная стена сделана довольно тонкой. Наверху стены нет никакого защищенного коридора, по которому могли бы перемещаться воины вдоль гребня стены в случае осады, перебегая от одного ее участка к другому. Перед нами просто высокий каменный забор. Вообще непонятно, как на такую тонкую стену могли бы, в случае необходимости, вскарабкаться изнутри ее защитники. Хорошо видно, что никаких лестниц, ведущих на стену из огороженного ею двора, попросту нет. Так что с военно-оборонительной точки зрения Стена довольно бессмысленна.
   Совершенно ясно видно, что Китайская Стена исполняла лишь декоративно-знаковую функцию. Указывая политическую границу между двумя государствами. Как и должно быть, согласно нашей реконструкции.
   С другой стороны, та Великая Китайская Стена, которую нам показывают сегодня, устроена существенно по-иному. Она значительно толще и, что особенно важно, по ее верху уже идет широкая дорога-проход.
 
 
   С обеих сторон мы видим невысокую ограду. Спрашивается, так когда же Великую Стену перестроили в ее современном виде? Не в нашем ли веке? Ведь дорога по верху современной Китайской Стены выглядит так, как будто она специально сделана для прогуливающихся туристов. Это широкая аллея, с которой открываются красивые виды на окрестности.
 
 
   На рисунке приведена фотография Китайской Стены 1907 года. Не исключено, что значительный вклад в строительство «древнейшей» Китайской Стены также внесла сравнительно недавняя эпоха Мао Цзе Дуна, когда потребовалось создать некий особо выдающийся символ величия современного Китая. Стену улучшили, расширили, продолжили, кое-где переложили заново… И сказали, что так всегда и было.
 

5. 2. Сколько месяцев нужно идти от Чины до Китая

5. 2. 1. Где находился Китай во времена Афанасия Никитина
   Сегодня употребительны два названия: Китай и Чина – China. Считается, что этоодна и та же страна. Мы к этому привыкли. Всегда ли так было?
   Нет, не всегда.
   Берем известное «Хождение за три моря» Афанасия Никитина [46] и с удивлением читаем:
   «А от Чины до Китая итти сухом шесть месяц, а морем четыре дни» [46], с.460, то есть «А от Чины до Китая идти сушей шесть месяцев, и морем четыре дня». Эти данные Афанасий Никитин сообщает после слов: «А иду я на Русь…» [46], с.460.
   Здесь четко сказано, что Чина и Китай – две разные страны, разделенные шестью месяцами пути.
   Название Чина (China) прочно закреплено за современным Китаем практически во всех современных языках. Поэтому не возникает особого вопроса – какую страну назвал Чина Афанасий Никитин. Скорее всего – современную страну Чина (China), то есть современный Китай.
   Но тогда встает другой вопрос – а какую же страну Афанасий Никитин назвал Китаем?
   Наш ответ прост: так он назвал Русь, возможно ее восточную часть. На это прямо указывают его слова: «А иду я на Русь» [46], с.460. Тогда все становится на свои места. Действительно, от Чины до Московии, скажем до Урала, так примерно и будет – шесть месяцев пути по суше. При тогдашних средствах сообщения.
   Нам попытаются возразить: Афанасий Никитин просто очень медленно ходил и ему нужно было шесть месяцев, чтобы с трудом добраться из Южного Китая в Северный Китай, как это и считают современные переводчики его текста. Они смущенно переводят его слово Чина (China) как Южный Китай, а его слово Китай как Северный Китай [46], с.460…461.
   На это мы ответим следующее. Нет, Афанасий Никитин передвигался не так уж медленно. В самом деле, описание своего пути от начинает от современного Ормузского пролива в Персии и идет через Индию в Южный Китай около пяти месяцев морем. Посмотрите на карту. Вполне нормальная скорость передвижения. А затем он и говорит, что от Чины до Китая – шесть месяцев пути. Но такой большой срок достаточен, чтобы добраться до Руси. А до Северного Китая Афанасий Никитин при его скорости передвижения смог бы дойти из Южного Китая месяца за полтора-два. Но не шесть же.
   Да и кстати, если считать, что он шесть месяцев добирался из Южного Китая в Северный, то где же он нашел тут по дороге море, по которому ему пришлось плыть четыре дня? Нет в Китае никаких внутренних морей! А по дороге на Русь он мог пересекать, например, Каспийское море. Или Аральское море. Или Балхаш. Скорее всего, какое-то из них он и имел в виду.
   Даже если считать союз «а» (в фразе «а морем четыре дня») за «или», то все равно в современном Китае не удается найти такого морского пути, между конечными пунктами которого пришлось бы добираться сушей шесть месяцев.
   Между прочим, Афанасий Никитин упоминает о некотором государстве Кайтаков на берегу Каспийского моря [46], с.446…449. Не тот ли это Китай, через который собирался возвращаться домой Афанасий Никитин?
   Дело в том, что, подробно описывая весь свой обратный путь до Руси, Афанасий Никитин кончает Китаем. Следовательно, он предполагает, что любой его читатель знает – как добраться до Средней Руси из Китая, и лишних слов не тратит. Отсюда следует, что Китай – часть Средней Руси или соседняя с ней область. Но уж во всяком случае не отделенная многими тысячами километров далекая сказочная страна.
 
   В связи с этим обратимся еще раз к карте якобы 1635 года из Атласа Блау [1036], с.198-199. На ней именем Катай то есть Cathaya, названа дальневосточная часть России. А отнюдь не территория современного Китая.
 
 
   Более того, на карте 1635 года название Китайско, то есть Китай, написано рядом с Тюменью. То есть в Сибири. Еще дальше от современного Китая.
 
 
   Стоит отметить, что здесь же, рядом со словом Kithaisko, написано красноречивое название Казаки Татары, а именно, Kasaki Tartari.
 
 
   Отметим также, что в центре Сибири на карте 1635 года отмечена область под интересным названием пустыня Бельгийская – Desertum de Belgian.
 
 
   Сегодня название Бельгия уцелело лишь в Западной Европе.
 
5. 2. 2. Двуязычие на Руси XV века
   Вообще, чтение книги Афанасия Никитина поднимает много интересных вопросов.
   В основном он пишет по-русски. Но время от времени переходит на тюркский. Причем такие тюркские переходы выглядят абсолютно гладко – в середине предложения он может незаметно перейти на тюркский. Потом – снова на русский. Складывается впечатление, что автор – двуязычен. Свободно владеет как русским, так и тюркским. Но куда более интересно следующее. Отсюда вытекает, что и читатели его также были двуязычными. Свободно владели как русским, так и и тюркским.
   Но для нас ничего удивительного в этом нет. Так и должно быть в Великой – «Монгольской» Империи, где государственным языком был русский, поэтому и книга написана в основном по-русски. Но широко употреблялся и тюркский язык. И видимо все, или почти все, его знали. Поэтому в книге много фраз на тюркском языке.
   Здесь вспоминается очень интересная книга Олжаса Сулейменова «Аз и Я» [47], где он обнаружил много тюркизмов в знаменитом русском «Слове о Полку Игореве». И опять-таки эти тюркизмы появляются в «Слове» вполне гладко и естественно, указывая, что и автор «Слова», и его читатели были двуязычны. Собственно, это и утверждает Сулейменов: «двуязычный читатель XII века иначе понимал содержание сна Святослава, чем моноязычный читатель XVIII-го и последующих» [47], с.65.
   Сулейменов, по-видимому, правильно указывает границу исчезновения двуязычия на Руси – XVII век. Вероятно, пришедшие к власти Романовы постарались истребить двуязычие, поскольку они придумали теорию о «противостоянии Руси и Орды». И поэтому они естественно объявили тюркский язык – «плохим», то есть языком «захватчиков», «иноземцев» и т.п. А своих подданных татар объявили потомками «плохих завоевателей».
   Итогом этого искусственного противопоставления двух народов, живших в одной и той же стране и всегда действовавших сообща на исторической сцене, было то, что у русского народа отняли его прежнюю историю, очернив ее и передав «плохим татарам» в виде «истории Орды».
   А у русских стали воспитывать чувство ущербности и неполноценности, «объясняя» им, будто они были завоеваны дикими кочевниками и много-много лет находились под их страшным игом. И в результате очень сильно отстали в культурном развитии от просвещенных, развитых и демократических стран Западной Европы.
 
   Резюме.
   Одну и ту же реальную историю Орды, то есть историю средневековой Русской Великой Империи, у русских отняли, а у российских тюрок, татар – исказили и очернили.
 

5. 3. Почему Пекин называется Пекином

   Начнем с того, что современное русское слово «Пекин» весьма неточно отражает подлинное наименование этого города. Еще в конце XVII века он назывался по-русски Пежин. Это видно, например, из отчета русского посольства Н. Г. Спафария в Китай, посланного царем Алексеем Михайловичем. См. С. М. Соловьев, [49], с.576…577.
   15 мая 1676 года [Спафарий] добрался до царствующего града Пежина (Пекина). [49], с.577.
   Итак, в XVII веке Пекин называется Пежин.
   По поводу названия пежин мы должны сказать следующее.
   Мы уже видели, что Русь – «Монгольскую» империю делили на области, или на Орды. Были Белая Орда, Синяя Орда и т.д.
   Но была еще одна Орда. Самая восточная. И называлась она Пегая Орда.
   Это название мы находим в «Словаре русского языка XI-XVII веков» (М., Наука, вып. 13, 1987, на слово Орда, с.64). Оно употреблялось на Руси в XVII веке: «Чертеж… Московскому государству… от реки Оби вверх по Оби Обдорскую и Югорскую и Сибирскую землю до Нарыма, до Пегие Орды» (с. 64).
   С. М. Соловьев также говорит, что Пегой Ордой «называли приамурские страны» [49], кн. 6, том. 12, с.570.
   Трудно отделаться от мысли, что название города Пежин, то есть Пегин, ввиду обычного чередования звуков «г» и «ж» по правилам русского языка, происходит от русского слова Пегий. Возможно, Пежин был столицей русско-«монгольской» – великой Пегой Орды.
   Нам возразят: Пекин был основан в глубочайшей древности, задолго до «монгол», упоминается в китайских летописях и т.п. Хорошо, – скажем мы, – и зададим простой вопрос. А как назывался Пекин в этих самых «древнекитайских» летописях? Может быть – Пекин, или, как его сегодня называют китайцы, – Бейджин?
   Нет.
   По мнению историков, он назывался скромно и просто: Ю [40], с.142. Спрашивается – почему Ю – это современный Пекин?
   Кстати, в донесениях Федора Байкова, посланного в Китай из России в 1654 году, столица Китая, – как считается, Пекин, – названа не Пекин, а Канбалык. То есть Хан Белый?
 

5. 4. Китай или Богдой?

   Кстати, в русской дипломатической переписке, по крайней мере до конца XVII века, ни о каком Китае в тех местах и ни о каких китайцах речи не шло. Государство называлось Богдойским Ханством, а его жители – Богдойцами. Китайского императора называли Богдыхан и никак иначе, или же Богдойский Кан [50], с.47, то есть хан богдойцев. См. С. М. Соловьев, [49], с.576…577.
   *[Возникает подозрение, что Богдойский Хан – это попросту русский термин Богом Данный Хан, то есть хан, благословенный Богом, Хан Богдан.]*
   На Амстердамской карте XVIII века (см. выше) область Богдой изображена вне Китая, рядом с его северной границей, за Китайской Стеной. Это указывает, что еще в XVII веке вокруг Китая было много путаницы. Неясно, например, в Китай ли направлялись посольства, о которых мы говорили. И что именно означало в то время название «Китай»?
 

5. 5. Кто такие буддисты?

   Традиционно считается, что официальной религией Китая много сотен лет является буддизм. Возникший задолго до новой эры.
   Но оказывается, что известный средневековый ученый Бируни, якобы, в X веке н.э., а на самом деле, – веке в пятнадцатом, не различал Буддстов и Манихеев [40], с.117. Напомним, что манихеи – христианская секта, возникшая в Византии.
   Получается, что буддизм возник в Византии. Как и некоторые «древнекитайские» летописи. А потом и буддизм и эти летописи были занесены на территорию современного Китая. Другие «древнекитайские» летописи пришли из Руси.
   Историкам, конечно, не нравится приведенное выше утверждение Бируни о тождестве Буддизма и Манихейства. Вот как например, искусно подводит Л. Н. Гумилев неопытного читателя к «опасной цитате» из Бируни.
   Манихейство не было полностью подавлено (в Китае – авт.), хотя для того, чтобы удержаться, оно прибегло к обману. Манихеи начали притворяться Буддистами. Сначала это была сознательная мимикрия… выдавая себя за буддистов, и соблюдая соответствующий декорум, китайские манихеи постепенно слились с буддистами, и даже такие ученые как Бируни перестали различать их.[40], с.117.
   Манихейские божества светил в буддийском облике обнаружены на иконах Хара-Хото. [40], с.117.
   К счастью, сохранились сведения, позволяющие установить – когда и как стали изгонять христианство из Китая.
   Судьба католической епископии в Китае была не блестящей. В 1304 году по жалобе даосской церкви хан запретил крещение китайцев, а молебны о его здравии приказал служить после даосской и буддийской служб. В 1311 году буддисты отняли у христиан храмы на берегу Янцзы и закрасили фрески на сюжеты из евангелия изображениями Бодисатв и Дармапал.[40], с.281.
   Но не следует считать, что все это происходило действительно в XIV веке н.э. Все это было существенно позже. Судите сами.
   Манчжуры… покровительствовали христианам до 1722 года, когда впервые началось в Китае враждебное отношение к европейцам и к принявшим их религию китайцам, но только в 1815 году, после того как в Китай приехали протестанты, были оттуда изгнаны под их влиянием католики. [37], с.127.